Аналитический онлайн-журнал

Частно-государственное «Министерство СПГ»

Частно-государственное «Министерство СПГ»

Арктический СПГ открывает новые горизонты для экономики России.
SHARE

В последние пять-шесть лет вся ситуация, связанная с открытием и дальнейшим развитием завода по сжижению природного газа «Ямал-СПГ» постоянно находится под неусыпным вниманием президента России. Но так было далеко не всегда – до 2012 года проблемами Сабетты занимался наш премьер-министр.

«В четверг, 24 сентября 2009 года, премьер-министр России В. Путин проведет в Салехарде совещание по освоению газовых месторождений Ямала. На совещание приглашены представители более десятка иностранных компаний, в том числе Total, StatoilHydro, Shell, Mitsui, Mitsubishi, ExxonMobil, ConocoPhillips, E.On, Gdf Suez, Kogas, Petronas, Sancor Energy» – так, к примеру, выглядело одно из информационных сообщений того времени.

А вот цитата из выступления Владимира Путина на том совещании (напомним – это сентябрь 2009 года):

«Здесь предстоит многое сделать. Построить завод СПГ и портовую инфраструктуру. Создать мощный флот ледоколов, грузовозов, грузовых судов ледового класса, и желательно все это должно быть российского производства».

В марте 2010 года Газпром и НОВАТЭК договорились об основных принципах сотрудничества при реализации «Программы комплексного освоения месторождений полуострова Ямал, включающую создание производства СПГ на основе ресурсов Южно-Тамбейского месторождения». Если менее официально, то две ведущие газовые компании России договорились, кто какими проектами каких месторождений будет заниматься. Обратите внимание на даты: в сентябре Путин провел совещание в Салехарде, в марте руководители газовых компаний уже решали, как и что им предстоит делать для выполнения правительственной программы. 4-5 месяцев – время между проведением совещания и обсуждения уже готовой правительственной программы.

Заканчивается первый год работы «Ямал-СПГ»

8 декабря 2017 года президент России прибыл уже не в Салехард, а в Сабетту, самый крупный поселок арктического побережья России, причем прибыл на самолете, который совершил посадку в аэропорту «Сабетта». С июля 2012 года, когда началось непосредственное строительство, за полярным кругом вырос этот поселок, в котором постоянно работают 30 тысяч вахтовиков, здесь построен не только завод, но и порт на берегу Карского моря, здесь действительно появились ледоколы, а визит Путина был приурочен к загрузке и отправке первого из 15 танкеров-газовозов арктического класса «Кристоф де Маржери». Можно по разному относиться к новой, капиталистической России, но это факт – такого масштаба проекта, реализованного в такие сроки в таком месте в нашей стране еще не было.

Завод по производству сжиженного природного газа и морской порт на Ямале, Фото: yamallng.ru

Конечно, вся эта красота стоила красивых денег – инвестиции в «Ямал-СПГ» составили 27 млрд долларов, но это не государственные бюджетные средства, а частные инвестиции акционеров завода. На всякий случай напомним, что НОВАТЭК сохраняет контрольный пакет, остальные акции принадлежат французской Total (20%), китайской CNPC (20%) и китайскому Фонду «Шелкового пути» (9,9%). Конечно, решением руководства России «Ямал-СПГ» получил ощутимые налоговые льготы, но давайте признаем, что без них никакой частный предприниматель с инвестициями такого объема в Арктику бы просто не пришел. Но сегодняшняя статья посвящена не финансам и не налогам, мы даже не будем вспоминать подробности того, как именно НОВАТЭК сумел сконцентрировать под свой контроль месторождения, какие были интриги, скандалы и расследования. Статья о том, что «Ямал-СПГ» стал первым российским СПГ-проектом в Заполярье, но он должен стать только началом.

Завод по сжижению газа – только часть большой работы

Вот еще одна цитата – теперь из выступления Владимира Путина на совещании в Сабетте 8 декабря 2017 года:

«Это мегапроект, имеющий большое значение для России, он является подтверждением статуса России как одной из ведущих мировых энергетических держав. «Ямал СПГ» открывает новые горизонты для развития газовой отрасли промышленности, для всей национальной экономики, формирует высокотехнологичные рабочие места, в том числе на Севере и на Дальнем Востоке, где должен разместиться перегрузочный СПГ-терминал. Это не только важное событие в энергетике страны, это не только важное событие в газодобыче. Это более масштабный проект, учитывая какие перед нами стоят масштабные задачи по освоению Арктики и Северному морскому пути. Северный морской путь и расположенные здесь предприятия могут функционировать круглый год и направлять СПГ потребителям во все части мира, во все и круглый год. Это означает освоение СМП Россией на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Все это связано между собой, все это обеспечивает будущее России, будущее экономики. Чтобы обеспечить это строительство, потрудились 700 отечественных предприятий из 60 регионов России.

Проект является примером успешной международной кооперации с Францией, Италией, Германией, целым рядом других европейских государств. Число таких перспективных проектов нужно увеличивать. Мировой спрос на газ к 2040 г увеличится более чем на 40 %, и наиболее активно до 70% будут развиваться поставки именно СПГ. Россия способна и должна занять на рынке СПГ достойную нишу, которая сейчас достаточно скромна – есть крупный центр по сжижению газа на Сахалине, но этого явно недостаточно. Перед отечественным ТЭКом в числе ключевых стоит задача по наращиванию мощностей и объемов производства СПГ».

Владимир Путин предлагает рассматривать проект «Ямал-СПГ» не как «вещь в себе», а как один из центральных узлов развития целого ряда отраслей экономики России, как один из драйверов развития СМП и Арктики. Не «отдельно СПГ – отдельно ледоколы», не «отдельно СПГ – отдельно акватория СМП», а как единый, внутренне логически связный мегапроект. Не менее логично и то, что президент поднял тему, которой уже касался Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru:

«Для увеличения объемов поставок СПГ нужно развивать мощности по сжижению газа, создавать условия для локализации производства оборудования, необходимого для его выпуска, хранения и транспортировки, обеспечивать тем самым загрузку собственных предприятий промышленности. Такая работа ведется и сейчас, но ее нужно активизировать и вести в упреждающем темпе, чтобы будущие СПГ-проекты по максимуму реализовывались с помощью отечественного оборудования и технологий».

Два возможных подхода

То, что произошло через две недели после визита Путина на «Ямал-СПГ», каким-то странным образом прошло мимо внимания многих аналитиков, а этот момент казался знаковым, где-то даже переломным. Напомним еще раз – проект СПГ-завода реализуется частной компанией, государство Россия не стала рисковать бюджетными средствами для того, чтобы строить предприятие такого масштаба на 75-м градусе северной широты. На том же совещании глава НОВАТЭКа Леонид Михельсон впервые официально сообщил, что на «Ямал-СПГ» будет строиться четвертая линия сжижения – опытно-промышленная, мощностью до 1 млн тонн СПГ в год, но эта линия будет создана по российской технологии, оборудование для которой будет произведено целиком и полностью в России. Собственно, у России как государства, в связи с этим есть всего две модели поведения.

Либо согласиться с тем, что эта новая отрасль промышленности будет оставаться частной и НОВАТЭК возглавит процесс ее формирования, либо войти в проект как координатор, как соинвестор. Если для строительства производственных линий по западной технологии потребовались усилия семи сотен российских предприятий, то в случае полной локализации их количество будет еще больше. Поскольку производство многих видов оборудования предстоит осваивать с нуля – потребуются научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), потребуется подключение к проекту научных институтов. Либо государство Россия и эту работу отдает в частные руки – либо берет на себя. Или «работаем вместе», либо «я вот тут в сторонке постою, вы мне потом только налоги не забудьте заплатить. Зато, если у вас что-то не получится, или получится, но позже, чем это необходимо – я тут ни при чем, меня никто ругать не будет».

Поручения президента правительству

25 декабря 2017 года президент России Владимир Владимирович Путин утвердил перечень поручений правительству РФ по итогам совещания о развитии проектов производства СПГ, состоявшегося 8 декабря 2017 года в Сабетте. Даты видите? Две недели, из которых сколько-то дней потребовалось на то, чтобы документы корректно оформить. Другими словами – у Путина этот перечень поручений был готов заранее, на совещании, в котором участвовали главы министерств энергетики и промышленности и торговли, пункты этого перечня были, вероятнее всего, обсуждены коротко и по деловому. В общем, тот момент, когда казалось, что те самые многоходовые планы Путина, о которых так любят судачить в прессе и в социальных сетях – не миф, а реальность.

25.12.2017. Пр-2699, п. 1а часть 1.

«1. Правительству РФ:
а) утвердить план (дорожную карту) реализации первоочередных мер по локализации критически важного оборудования для средне- и крупнотоннажного производства СПГ и строительства осуществляющих транспортировку СПГ танкеров-газовозов, обратив особое внимание:

– на определение перечня критических технологий производства, транспортировки, хранения и использования СПГ.

Организация: правительство РФ
Ответственный: Медведев Д.А.
Срок исполнения: 1 марта 2018 года.»

Выделено нами, поскольку в практике деятельности государственных органов управления четко указанные ответственные лица и сроки, к которым поручение должно быть выполнено – большая редкость. В перечне – 18 пунктов, из которых 13 имеют непосредственное отношение не только к дальнейшему развитию проекта «Ямал-СПГ», но созданию полностью локализованного производства оборудования, необходимого для российских технологических линий сжижения природного газа. Все пункты – в том же стиле, с ответственными лицами и с конкретными датами.

Казалось, настал момент перехода Рубикона, что государство берет на себя развитие новой отрасли экономики, развитие всех сопутствующих отраслей, в том числе специализированного судостроения, создания логистической инфраструктуры, комплексного развития СМП и арктического побережья. Вот же – конкретные обязательства перед должностными лицами, конкретные сроки. Дмитрий Медведев, Александр Новак, Максим Орешкин, тогдашний министр транспорта Соколов – конкретные имена-фамилии, конкретные даты.

Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев, Фото: betafinance.ru

Вторая часть того же приказа – создание и утверждение плана проведения НИОКР, включая проработку финансирования. Третья часть приказа требовала определить перечень производственных площадок, на которых России предстоит осваивать российскую же технологию – и тоже к 1 марта, и тоже под персональную ответственность Медведева Д.А. Чуть больший срок предусматривался для того, чтобы определить меры по обеспечению импортозамещения в сфере технологий и оборудования, необходимых для производства, транспортировки, хранения и использования СПГ, меры по развитию научно-технического и кадрового потенциалов для этого – Медведеву Д.А. предписывалось справиться с этими поручениями до 1 июня 2018 года.

Жесткий такой стиль, чем-то напоминающий стиль одного из предшественников Путина в кремлевском кабинете. Отличие, в общем-то, только одно: ответственные лица и сроки исполнения указаны, а вот мера ответственности – не определена. Нет, мы не будем пускаться в философские рассуждения по этому поводу, мы просто, как водится, процитируем еще один документ – дабы никто не обвинял нас в навязывании собственного мнения или, боже упаси, в критике нового правительства России.

Октябрьское совещание правительства

«По итогам рассмотрения вопроса о развитии производства СПГ приняты следующие решения и даны следующие поручения:

1. Принять к сведению …
2. Одобрить ход реализации мероприятий …
3. Министерству энергетики и заинтересованным федеральным органам … проработать вопросы … закрепления в законодательстве РФ значения терминов «крупнотоннажного, среднетоннажного и малотоннажного производства СПГ»
4. Минфину России (А.Г. Силуанову), Минпромторгу России (Д.В. Мантурову), министерству энергетики России (А.В. Новаку), Минтрансу России (Е.И. Дитриху) представить в Правительство РФ предложения по финансированию мероприятий плана («дорожной карты») реализации первоочередных мер по локализации критически важного оборудования для средне- и крупнотоннажного производства СПГ и строительства осуществляющих транспортировку СПГ судов-газовозов. Срок – до 30 ноября 2018 года»
26 октября 2018 года»

Обратили внимание на даты? Нам тоже очень нравится золотая осень. Что не нравится – так это то, что текст упомянутой «дорожной карты» реализации первоочередных мер по локализации критически важного оборудования для средне- и крупнотоннажного производства СПГ и строительства осуществляющих транспортировку СПГ судов-газовозов невозможно найти ни на сайте правительства РФ, ни на сайте министерства промышленности и торговли. Если кому-то из вас, уважаемые читатели, вдруг станет известно, где этот текст хранится – сообщите редакции, будем признательны. Но, с другой стороны, если разработка финансирования этого плана только сейчас поручена такому прекрасному специалисту и высокому профессионалу как Антон Германович Силуанов – есть ли вообще смысл искать текст этого плана?.. Министерство финансов заложило в проект бюджета РФ 3 миллиарда рублей на субсидирование проектов по разработке по разработке и производству отечественного оборудования для СПГ. 50 миллионов долларов на три года на проект, который президент России относит к имеющим стратегическое значение для развития страны.

Министр финансов РФ Антон Германович Силуанов, Фото: tvk6.ru

Среди поручений Путина было и требование плана интенсификации и содействия проведению геологоразведочных работ в Арктике – вот с этим правительство уверенно справилось. В начале ноября появился проект отмены экспортных налогов на топливо и смазочные материалы для научно-исследовательских судов, ведущих геологоразведочные работы на арктическом шельфе за пределами исключительной экономической зоны. Нет, тут нет описок – до этого момента топливо для этих судов обкладывалось всеми пошлинами и налогами, поскольку его ведь вывозили за таможенную зону. Так что да, весьма существенная помощь и, главное – очень своевременная.

«Новая отрасль промышленности, поручения президента с конкретными датами? Нет, не слышали. Не менее восьми сотен предприятий, которые надо выстраивать в производственные цепочки, НИИ к ним приставлять? Ну, у нас же Михельсон есть – пусть сам парится, мы тут явно ни при чем. Михельсон не входит в состав правительства и не командует министерствами? Само собой – это только мы умеем, на то мы и профессионалы».

НОВАТЭК становится координатором и организатором

Вот Михельсон, собственно говоря, и работает. Хотя, конечно, вот эта персонализация достаточно условна, вполне очевидно, что команда управленцев в компании собрана весьма квалифицированная, пусть и не настолько высоко, как выдающиеся профессионалы и мастера своего дела как те, кто трудится в правительстве. В начале августа глава компании НОВАТЭК озвучил список предприятий, чьи технологии и и оборудование могут быть использованы для строительства линии по сжижению природного газа по технологии «Арктический каскад». Главные газоперекачивающие агрегаты поставит «Казанькомпрессормаш», главный криогенный теплообменник – «Криогенмаш» из Московской области, испарители и криогенные насосы – «Атомэнергомаш», криогенные детандеры – Роскосмос. (ТАСС, 09.08.2018).

Правда, из описания технологии «Арктический каскад» не ясно, что имеется в виду под “главным теплообменником”, но вот так составлено информационное сообщение. Кроме того, в сообщении от пресс-службы НОВАТЭКа говорится, что аппараты воздушного охлаждения, динамическое и емкостное оборудование поставят российские производители как минимум из восьми регионов страны. НОВАТЭК разработал патент – НОВАТЭКу и вести координацию со всеми вот перечисленными компаниями: с Росатомом, с Роскосмосом – ведущими государственными корпорациями страны.

Испытательный стенд – «ключ» к освоению новой технологии

Правительство, впрочем, отправляет своих представителей на совещания, которые организует координатор проекта государственной важности (во всяком случае, именно такое значение придает проекту президент России). 5 сентября 2018 года в Нижнем Новгороде прошла встреча с участием НОВАТЭКа, Росатома и крупнейших поставщиков оборудования, которую заместитель главы Минпромторга Василий Осьмаков назвал «первым рабочим совещанием по импортозамещению в производстве СПГ». Результаты совещания просто прекрасны: НОВАТЭК, Росатом и Минпромторг не смогли договориться о схеме финансирования строительства стенда по испытанию криогенного оборудования, который необходим для локализации в РФ ключевых компонентов для крупнотоннажного сжижения газа, и теперь обсуждается финансирование проекта Росатомом с тем, чтобы госкорпорация вернула вложения за счет платы за пользование стендом.

Но господин Осьмаков и не мог договориться ни о каком финансировании в сентябре месяце, ведь, как мы видели, разработка схемы финансирования всего проекта была поручена господину Силуанову решением правительства на совещании 26 октября. Постороннему наблюдателю уразуметь, с какой целью на совещание в Нижнем Новгороде был делегирован господин Осьмаков, просто невозможно. НОВАТЭКу требуется оборудование для технологической линии, у Росатома есть возможности помочь с НИОКР, в Нижнем Новгороде расположен ОКБМ им. Африкантова (опытно-конструкторское бюро машиностроения), один из ведущих научных институтов атомной корпорации, присутствовавший на совещании глава Нижегородской области Глеб Никитин способен оказать максимум содействия по размещению стендово-испытательной базы.

Испытательный стенд — ключевая часть всего проекта импортозамещения в производстве оборудования для сжижения природного газа. Любые экспериментальные разработки конструкторских бюро, НИИ, машиностроительных предприятий должны быть проверены во всех режимах эксплуатации — без этого говорить о промышленно-поточном производстве невозможно. Отказ правительства от участия в финансировании создания испытательного стенда криогенного оборудования означает, что этот проект полностью переходит в ведение Росатома и НОВАТЭКа, двум этим компаниям предстоит принимать окончательные решения по созданию отечественной технологии и о том, какие из российских компаний способны «вытягивать» производство того или иного оборудования.

Сотрудничество НОВАТЭКа и Росатома

При этом отметим, что сотрудничество НОВАТЭКа и Росатома началось отнюдь не в этом году. 12 ноября 2012 года главы компаний Леонид Михельсон и Сергей Кириенко подписали генеральное соглашение о сотрудничестве. Цели соглашения – путем координации инвестиционной и инновационной деятельности развивать следующие направления:

  • осуществление безопасного и эффективного движения в Арктических водах, Белом и Балтийском морях;
  • координация взаимосвязанных инвестиционных проектов;
  • создание новых технологий, разработка конкурентоспособной (в том числе импортозамещающей) продукции для повышения эффективности разведки, добычи, транспортировки, хранения и переработки природного газа и газового конденсата.

НОВАТЭК и Госкорпорация «Росатом» имеют взаимную заинтересованность и намерены развивать сотрудничество по организации бесперебойной и экологически безопасной ледокольной проводки судов на трассах Северного морского пути, в том числе из порта/в порт Сабетта, при перевозках строительных грузов и сжиженного природного газа. Соглашение предусматривает заключение долгосрочного договора на оказание услуг по ледокольной проводке судов по Северному морскому пути сроком действия не менее 15 лет.

Глава НОВАТЭКа Леонид Михельсон (слева) и глава Росатома Алексей Лихачев (по центру) на совещании в Нижнем Новгороде

Этот соглашение не стало звонкой декларацией – без содействия Росатомфлота НОВАТЭК не смог бы обеспечить своевременную и ритмичную поставку строительных материалов в Сабетту, без НОВАТЭКа у Росатомфлота было бы меньше оплачиваемой загрузки атомных ледоколов. Судя по всему, стороны остались вполне довольны друг другом – количество новых совместных проектов продолжает увеличиваться.

О стратегическом партнерстве в локализации производства оборудования, трубопроводов и крупнотоннажных модулей заводов СПГ в России, в том числе из новых отечественных марок сталей, НОВАТЭК и Росатом договорились 28 марта 2018 года, в рамках Международного Арктического форума, проходившего в Архангельске. У правительства были все возможности стать, по меньшей мере, координатором предстоящей работы, но, судя по всему, это не входит в его интересы. Вероятнее всего, помощь в реализации всех проектов, связанных с освоением производства оборудования для СПГ-заводов со стороны правительства будет заключаться в предоставлении налоговых льгот всем предприятиям, которые будут участвовать в этой работе. У нас на глазах НОВАТЭК и Росатом формируют нечто ранее невиданное – «частно-государственное министерство СПГ», которое без всякого сопротивления со стороны системы государственного управления берет на себя функции координатора создания новой отрасли российской экономики.

Частно-государственное «Министерство СПГ»

Каким образом происходящее соотносится с поручениями президента России, которые он дал в декабре прошлого года правительству? Да никаким не соотносится. Сентябрьское совещание в Нижнем Новгороде можно было бы описать как «На выездном заседании «министерства СПГ» в качестве наблюдателя присутствовал и представитель правительства России, которого проинформировали о предстоящих планах работы». По меньшей мере, это было бы точнее. То, что правительство отказывается финансировать создание испытательного стенда криогенного оборудования вполне закономерно – стиль и методы работы правительства не меняется, такова новая традиция.

Не приходится сомневаться, что НОВАТЭК и Росатом «на двоих» найдут способы решения проблемы финансирования. Ничего подобного в стране нет, да и за рубежом количество таких стендов можно пересчитать на пальцах одной руки. Так что тут все просто – кто первый, тот и на коне. Напомним, что и у Газпрома имеется патент на технологию сжижения природного газа, технологию которую компании еще только предстоит осваивать – разумеется, в том случае, если государственный газовый гигант примет решение о локализации производства в России. Нельзя исключать и того, что появятся компании, которые решат развивать технологию среднетоннажного сжижения, так что стенд, который будут создавать в Нижегородской области, вряд ли будет простаивать.

И еще одно соображение на ту же тему. Один из вариантов содействия СПГ-проектов, которые обсуждались на совещании правительства 26 октября – предоставление налоговых льгот предприятиям, которые будут эти проекты реализовывать. Уже хорошо, что уж там – пусть не будет финансовой помощи, но хотя бы появится возможность увеличить объем инвестиций в развитие производства. Но как и кто будет определять списки этих участников? НОВАТЭК будет объявлять тендеры на оборудование, предприятия будут стараться вписаться в технические задания, затем оборудование будет тщательным образом проверяться на испытательном стенде. Специалисты Росатома дадут свою оценку, отчитаются перед НОВАТЭКом, как перед заказчиком, и после согласования частная компания НОВАТЭК будет объяснять правительству, кому оно, правительство России, должно будет предоставить те самые налоговые льготы. Красиво. И самое красивое – то, что НОВАТЭК и Росатом отнюдь не стремились к получению таких вот полномочий, в «Министерство СПГ» обе компании превращаются, что называется, явочным порядком.

Владимир Путин на встрече с работниками завода “Ямал-СПГ”, Фото: kremlin.ru

И точно так же, как с испытательным стендом, НОВАТЭК и Росатом намерены вести дело с еще одним общим проектом. 12 сентября этого года в рамках проведения Восточного экономического форума Леонид Михельсон и Алексей Лихачев скрепили подписями соглашение о формировании совместного предприятия для создания флота ледоколов с судовыми машинами на СПГ. Официально это прозвучало следующим образом:

“Меморандум закрепляет намерения сторон по сотрудничеству в области совместной разработки, финансирования и реализации проекта по созданию флота ледоколов на СПГ для обеспечения ледокольной проводкой судов арктических СПГ-проектов “Новатэка” в замерзающих акваториях Северного морского пути, а также строительства судов портового флота и снабжения”.

Растут экологические требования к качеству судового топлива, в ближайшее время нормативы по содержанию серы в выхлопных газах будет снижено с нынешних 3,5% до 0,5%. У компаний-судовладельцев есть всего два варианта возможных действий. Либо устанавливать дорогостоящую систему фильтров на каждый корабль, переходить на более качественное и более дорогое дизельное топливо, либо подходить к делу более радикально, переходить на СПГ. НОВАТЭКу, как сказано в заявлении, нужны ледоколы в порту Сабетты, потребуются они и для обслуживания акваторий портов для будущих проектов.

Но еще больше эта технология будет необходима Росатому – ведь в Арктике планируют развивать собственные проекты еще и Роснефть, Газпром, вскоре должен стартовать проект «Арктикуголь», Росатом заканчивает разработку собственного проекта добычи свинца и олова Павловского месторождения на Новой Земле. Атомными ледоколами обслуживать порты – не рентабельно, а портовые акватории при традиционных для Арктики зимних температурах замерзают за считанные часы. И снова – никакого участия правительства, снова две компании намерены действовать самостоятельно. Какая верфь станет базовой для развития вот этой технологии, тоже будет решаться без участия тех, кто решил держаться в стороне.

«Вот и встретились два одиночества»

Можно ли удивляться тому, что НОВАТЭК так активно развивает один совместный с Росатомом проект за другим? Нам кажется, что нет. Производство СПГ – новейшее направление в газовом секторе, производство средств производства станет и вовсе хайтэком, симбиозом науки, техники и промышленности. Криогенные насосы, к примеру, должны будут надежно работать при температуре в -160 градусов, прокачивая миллионы тонн газа, выдерживая и температуру, и перепады давления при любых температурах ямальского воздуха. Какие сплавы для этого потребуются, если действительно локализовать производство в России? Кто еще, кроме Росатома, возьмется за такую работу? И «зеркальный» вопрос со стороны Росатома. Атомная корпорация ведет в России строительство атомных станций замещения, но их количество строго ограничено, то есть горизонт событий можно очертить очень точно. Закончится работы по замещению реакторов РБМК и реакторов РБМК-440 и все, в России новых энергетических атомных блоков больше строиться не будет. Если не заниматься поиском новых проектов – может получиться так, что профессионалы высочайшего уровня, работающие в Росатоме, останутся без работы. Да, конечно, можно их перевести в те структуры, которые будут заниматься выводом старых АЭС из эксплуатации или в те, которые обеспечивают работу новых АЭС. Можно микроскопом и гвозди заколачивать, если корпус крепенький, что уж там. Если специалисты работают над новыми, прорывными проектами, то их работа в традиционных направлениях – это явное «снижение коэффициента установленной мощности», выражаясь языком энергетиков.

Росатом ведет себя рационально – активно ищет новые и новые проекты, которые позволят на все 100% использовать наработанные опыт и компетенции. Крионенное оборудование? Прекрасно. Испытательный стенд? Отлично. Ледоколы с двигателями на СПГ? Великолепно. Так что предлагаем не удивляться даже тому, что появится новость о строительстве Росатомом и НОВАТЭКом собственного судостроительного завода – эти двое «нашли друг друга».

Что в итоге на сегодняшний день? НОВАТЭК убедительно доказал, что способен на рискованные проекты, что способен находить на них финансирование и реализовывать их. Точно такая же репутация и у Росатома, уверенно входящего в число лидеров мирового атомного энергетического проекта. Совместные проекты две эти компании ведут с 2012 года и, как видите, вполне сработались – проектов становится больше, они становятся все более масштабными, но при этом они совершенно реальны. Уровень квалификации менеджеров компаний позволит им справиться и с координацией работы 800 предприятий, усилия которых потребуются для создания отечественной технологии сжижения природного газа.

А еще есть список поручений президента России, которые он дал почти год тому назад правительству. Есть результаты октябрьского совещания правительства: «принять, одобрить, проработать». Комментариев по этому поводу с нашей стороны не будет, пусть этим занимаются профессионалы. Мы просто напомним, что НОВАТЭК намерен начать строительство четвертой технологической линии «Ямал-СПГ» уже в наступающем году. Остается только пожелать, чтобы сроки удалось соблюсти и чтобы опытно-промышленная линия «Арктического каскада» продемонстрировала преимущества современных российских технологий перед технологиями всех имеющихся конкурентов.

Фото: kremlin.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.