Аналитический онлайн-журнал

Прогноз долгосрочного застоя от Министерства экономического развития

Прогноз долгосрочного застоя от Министерства экономического развития

Отсутствие квалификации или умышленный саботаж?
SHARE

Среди различных подразделений и органов исполнительной власти России есть и Министерство экономического развития. Задумано оно для целей, вызывающих уважение, формулировка звучит, как настоящая песня: «Министерство экономического развития осуществляет разработку и реализацию государственной социально-экономической политики, включая определение путей развития экономики, обеспечивающих социально-экономический прогресс и устойчивое развитие Российской Федерации». Все, что делает это министерство, направлено на прогресс и развитие России – так, во всяком случае, написано.

22 ноября состоялся брифинг главы министерства экономического развития Максима Орешкина, посвященный публикации документа, разработанного экспертами этого ведомства – «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2036 года». Вот какими словами господин министр поясняет значимость этого прогноза:

«Подготовка таких прогнозов – это попытка взглянуть на долгосрочные тренды. Посмотреть на основные тренды, к каким структурным изменениям они будут приводить, чтобы заранее, уже сейчас, реагировать на эти изменения. В том числе результаты, которых мы планируем достичь в ходе выполнения поставленных национальных целей развития.»

Итак,прогноз от министерства учитывает «результаты, которых мы планируем достичь». Результаты, судя по названию министерства, должны обеспечить развитие – по меньшей мере, логика подсказывает, что это должно быть так, а не иначе.

Прогноз на три пятилетки

Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru не претендует на детальный анализ всего «Прогноза», текст которого занимает 46 страниц, мы только о своем беспокоимся – об энергетике, о том, как министерство развития учитывает предложенную национальным лидером России концепцию страны, способной стать энергетической сверхдержавой. Об энергетическом секторе экономики, который должен стать базой для реализации национальных проектов развития Дальнего Востока, Арктики, Северного морского пути. О предложенном Владимиром Путиным проекте создания Азиатского энергокольца, о ведущихся разработках энергомостов с Ираном – через территорию Азербайджана и через территорию Грузии и Армении. О том, как Росатом продолжит вести работу по замыканию ядерного топливного цикла за счет строительства новых реакторов на быстрых нейтронах и о том, как будут строиться новые СПГ-заводы, как будет развиваться сектор газомоторного топлива. О том, как будет расти угольная отрасль, которая далеко не полностью исчерпала свой резерв – о новых технологиях сжигания угля в топках электростанций, о развитии угольной химии, о метане угольных пластов. Ведь промежуток времени, на который сделан прогноз, составляет полтора десятилетия, три пятилетки, если отмерять время привычным для старшего поколения способами. Впрочем, слово «пятилетка» и не думало уходить в прошлое – на основании пятилетних планов развития живут современные Китай и Иран, но об этом в следующий раз. В общем, дрожащими руками раскрываем «Прогноз» на заветной странице…

Развитие энергетики – база и основа для развития всех отраслей экономики

Ой, а где страница-то? Нет в «Прогнозе» отдельного раздела «Энергетика» или, к примеру, «топливно-энергетический комплекс» – все энергетические отрасли аккуратно упакованы в раздел «Промышленность». По каким причинам, почему не отдельно? Неизвестно, так получилось. Ладно, не так уж и важно.

Министерский новояз

Пристрастия нашего журнала известны, потому с атомной энергетики начнем. Вот тут находится оригинальный текст документа, и на всякий случай сохранён у нас.

Мы просим вас, уважаемые читатели, открыть страницу №23 и посмотреть вместе с нами написанное в самом ее конце, в самом последнем абзаце – вам обязательно понравится, как этот шедевр понравился и нам:

«Производство на АЭС увеличится на 11,4% к 2018 году при уменьшении доли с 18,3% до 18,1%»

и ровно через два предложения мы видим продолжение того же прогноза:

«Производство на АЭС увеличится на 22,0 % к 2018 году при увеличении доли до 18,7 процентов»

Производство электроэнергии на АЭС к 2018 году увеличится одновременно и на 11,4% и на 22,0%, при этом доля атомной генерации в общем объеме уменьшится до 18,1% и в то же время увеличится до 18,7%. Вам нравится? Нам тоже – как и весь абзац, о котором идет речь. Кто и как его составлял – неизвестно, но точно известно, что вот в таком виде «Прогноз» прошел слушания в самом министерстве экономического развития и на общем заседании кабинета министров, после которого господин Орешкин произнес такие важные и нужные слова. Реально это означает, что текст не читал никто из участников совещаний и заседаний, нужно было одобрить «Проект» – его и одобрили.

Для тех, кто по каким-то причинам не может или не хочет пройти по ссылке на страницу №23, приводим текст абзаца полностью:

«Основную нагрузку по производству электроэнергии в 2030 году продолжат нести тепловые электростанции, на ТЭС предполагается увеличение производства электроэнергии на 12,8% к 2018 году. В структуре производства электроэнергии доля ТЭС не изменится и составит 64,4%. Производство на АЭС увеличится на 11,4% к 2018 году при уменьшении доли с 18,3% до 18,1 процентов. На ГЭС производство увеличится на 11,3%, при уменьшении доли с 17,2 % до 17,0 процентов. В 2036 году на ТЭС увеличится производство электроэнергии на 19,4 %, при неизменении доли в структуре производства электроэнерги. Производство на АЭС увеличится на 22,0 % к 2018 году при увеличении доли до 18,7 процентов. На ГЭС производство увеличится на 13,6%, доля уменьшится до 16,4 процентов».

Очевидно, что этот абзац требует нормального изложения, которое должно выглядеть следующим образом:

К 2030 году производство электроэнергии на ТЭС по отношению к 2018 году увеличится на 12,8%, при этом доля производства электроэнергии на ТЭС в общем объеме производства не изменится и останется на уровне 64,4%. К 2030 году производство электроэнергии на АЭС по отношению к 2018 году увеличится на 11,4%, при этом доля производства электроэнергии на АЭС в общем объеме производства уменьшится с 18,3% в 2018 году до 18,1% в 2030 году. К 2030 году производство электроэнергии на ГЭС по отношению к 2018 году увеличится на 11,3%, при этом доля производства электроэнергии на ГЭС в общем объеме производства уменьшится с 17,2% в 2018 году до 17,0% в 2030 году.

К 2036 году производство электроэнергии на ТЭС по отношению к 2018 году увеличится на 19,4%, при этом доля производства электроэнергии на ТЭС в общем объеме производства не изменится и останется на уровне 64,4%. К 2036 году производство электроэнергии на АЭС по отношению к 2018 году увеличится на 22,0%, при этом доля производства электроэнергии на АЭС в общем объеме производства увеличится с 18,3% в 2018 году до 18,7% в 2036 году. К 2036 году производство электроэнергии на ГЭС по отношению к 2018 году увеличится на 13,6%, при этом доля производства электроэнергии на ГЭС в общем объеме производства уменьшится с 17,2% в 2018 году до 16,4% в 2036 году.

Взять неизвестное число, прибавить к нему проценты

Да, получается несколько длиннее, зато появляется смысл, отсутствующий в варианте, предложенном машинисткой МЭР и одобренном всеми нашими министрами. По какой причине «переводом» должен заниматься внимательный читатель, который решил с почтением ознакомиться с трудом экспертов, неизвестно. Еще более загадочным является то, что эксперты МЭР, составляя свой прогноз в ноябре 2018 года, за основу берут данные 2018 года – ведь не подводили итоги ни Росатом, ни РусГидро, ни все остальные владельцы ГЭС и ТЭС. Данные за 2018 год не приводятся и в самом прогнозе – эксперты перечисляют-вычисляют проценты от неизвестной величины, называя результат этих вычислений «Долгосрочным прогнозом развития». По честному это должно звучать следующим образом:

«Конечно, мы, как и все, понятия не имеем, сколько именно электроэнергии будет выработано на АЭС в 2018 году, но точно знаем, что в 2030 году АЭС выработают на 11,4% электроэнергии больше».

Превысим неизвестную цифру на 11,4%! С точностью до десятой доли процента от незнамо чего! То, что производство электроэнергии на ТЭС в декабре 2018 года зависит от температуры на улице экспертов не интересует – как и то, что производство электроэнергии на ГЭС в декабре зависит от того, сколько воды удалось аккумулировать в водохранилищах за весенне-летний период. Итогов 2018 года нет, а вот прогнозы на 2030 и на 2036 года есть, причем с точностью до десятой доли процента. Это – нормально? В МЭР уверенны, что именно так, с этим согласен и полный состав правительства РФ, рассмотревший «Прогноз» на своем заседании.

Заседание Правительства РФ

Хорошо, давайте попробуем хоть как-то приблизиться к непостижимой мудрости составителей «Прогноза». МЭР уверено, что производство электроэнергии на АЭС в 2030 году будет на 11,4% больше, чем в 2018 году. Почему мы решили посмотреть именно на АЭС? Потому, что на работу атомных реакторов не влияет ни погода, ни запасы энергетических ресурсов – атомная генерация является самой стабильной из всех имеющихся. Реакторы выдадут на-гора на 11,4% энергии больше. За счет чего такое возможно? Да только за счет реализации сказанного руководителем «Росэнергоатома» Андреем Петровым в мае 2018 года во время выступления на Международной научно-технической конференции «Безопасность, эффективность и экономика атомной энергетики»:

«К 2030 году установленная мощность российских АЭС, с учетом вывода старых блоков из эксплуатации, составит 32,6 ГВт, то есть вырастет на 10% по сравнению с имеющимися мощностями в этом году».

В этом месте «Проект» МЭР совпал с мнением профессионала отрасли, можно было бы порадоваться за экспертов, но только радость эта – со слезами на глазах, потому как такое совпадение означает полную отмену распоряжения № 1634-р, сделанного руководителем предыдущего правительства России 1 августа 2016 года согласно которому в России до 2030 года должно было быть построено 8 новых АЭС общей мощностью 12,16 ГВт. Но это, конечно, все при предыдущем премьер-министре происходило, новый премьер такого не допустит.

Скажем «нет» экспорту электроэнергии!

Выяснив, что МЭР умеет делать прогнозы роста в процентах, не владея информацией по исходным показателям, не будем останавливаться – нас ждет еще ряд чудных открытий. Вот мнение МЭР относительно экспорта электроэнергии, конечного продукта переработки любых энергетических ресурсов. Министерство экономического развития уверенно заявляет, что от такого вида деятельности энергетика России будет постепенно избавляться:

«Экспорт электроэнергии к 2030 году уменьшится до 13,7 млрд киловатт-часов (-13,0% к 2018 году), в 2036 году также составит 13,7 млрд киловатт-часов (-13,0% к 2018 году)».

Что это означает? МЭР отменяет все инициативы Владимира Путина, касающиеся разработки и реализации проекта Азиатского энергокольца. МЭР отменяет все инициативы Путина о проектировании и реализации энергомоста с Японией. МЭР отменяет разрабатываемые международными рабочими группами, составляющими технико-экономическое обоснования энергомостов Россия – Азербайджан – Иран и Россия – Грузия – Армения – Иран. МЭР считает необходимым отказаться в одностороннем порядке от договора с Китаем 2004 года, по которому КНР готова импортировать из России до 60 млрд кВт*часов электроэнергии ежегодно. На основании чего? Да вот же, черным по белому:

«…вследствие более высоких темпов роста цен на энергоносители и на электроэнергию на внутреннем рынке по сравнению с прогнозным темпом роста на рынках стран – торговых партнеров».

Ясно? Министерство экономического развития уверенно, что стоимость природного газа, энергетических сортов угля, а также падающей воды в России в предстоящее десятилетие будет расти значительно быстрее, чем во всех прочих странах. Как, почему это должно быть именно так, а не иначе, в «Прогнозе» – ни слова. Вызывает здоровое удивление, по каким причинам руководители государственных компаний Роснефть, РусГидро, ФСК (федеральная сетевая компания), позволяют себе без согласования с МЭР принимать участие в первом Энергетическом форуме в Китае, да еще и договариваться с государственными компаниями КНР о дальнейшем развитии энергетических проектов в России, завязанных на экспорт электроэнергии. Что они себе позволяют? Ездят, протоколы о намерениях подписывают, планы какие-то строят. Надеемся, что в самое ближайшее время МЭР сделает надлежащие оргвыводы по отношению к руководителям всех перечисленных госкомпаний, которые своей деятельностью дискредитируют труды экспертов МЭР, составивших замечательный и весьма-весьма профессиональный «Прогноз».

Стагнация роста производства электроэнергии – лучший способ отказа от развития

Все на той же странице №23 «Прогноза» имеются и предсказания МЭР по производству электроэнергии с 2018 по 2036 годы, сведенные в табличку. Производство электроэнергии в 2018 году, по мнению экспертов министерства экономического развития, увеличится на 0,7%. На чем основан этот прогноз – неизвестно. По каким именно причинам не сбудется прогноз Министерства энергетики, которое уверено, что прирост составит 2,2% – неизвестно.

Мы почему-то склонны верить именно Министерству энергетики – хотя бы потому, что именно его специалисты отвечают за строительство новых электростанций, за модернизацию имеющихся, за вывод из эксплуатации электростанций, отработавших свой срок. В 2018 году в России были приняты в эксплуатацию четвертый энергоблок Ростовской АЭС, введены в строй две электростанции в Калининградской области, первые очереди двух ТЭЦ в Крыму и ТЭЦ в Якутии, РусГидро установило ветровую электростанцию в Якутии, были построены солнечные электростанции сразу в нескольких областях, продолжалась плановая модернизация ГЭС по всей России. Но обо всем этом в «Прогнозе» никаких данных нет, тут имеется только своеобразный приговор всем энергетикам России – что они не делают, не идут дела, 0,7% и никаких вариантов.

В 2017 году в России было произведено 1059,7 млрд кВт*часов электроэнергии, соответственно, 0,7% роста в абсолютных величинах составят 7,42 млрд кВт*часов. Самый простой пример – Ростовская АЭС (снова АЭС, работа которой не связана с климатическими особенностями и прочим), которая в 2017 году выработала 23,18 млрд кВт*часов при трех действовавших энергоблоках или, очень грубо, по 7 млрд кВт*часов выдал в Единую Энергетическую Систему России каждый блок. Энергоблок №4 с 21 февраля 2018 года находился в стадии опытно-промышленной эксплуатации, а 28 сентября был введен в промышленную эксплуатацию. Предположим, что этот энергоблок добавит к генерации не 7 млрд кВт*часов, а только половину, 3,5 млрд кВт*часов. На Восточном Экономическом Форуме в сентябре 2018 года Николай Шульгинов, глава РусГидро, сделал следующее сообщение:

«По выработке электроэнергии мы сейчас идем выше прошлого года на 4%, я думаю, что в районе 4% и сохраним».

Что такое 4% от выработки электроэнергии РусГидро в 2017 году? Судя по данным за 2017 год, общая выработка группой РусГидро составила почти 127 млрд кВт*часов, четыре процента от них – 5,08 млрд кВт*часов. Следовательно, только Росатом и РусГидро обеспечат в этом году прирост выше предсказанного в «Прогнозе». Еще раз прочитаем слова господина Орешкина:

«Прогноз учитывает внешние и внутренние условия, в которых будет жить Россия».

Исходя из этого, все наши тепловые электростанции, работающие на угле, природном газе, дизельном топливе на Крайнем Севере, электростанции солнечные и ветровые совокупно должны в этом году показать снижение выработки. Эй, вы там – ИнтерРАО ЕЭС, «Газпром Энергохолдинг», «ЕвроСибЭнерго», «Сибирская генерирующая компания»! Разберитесь между собой, как обеспечить «минус» 1 млрд кВт*часов выработки электроэнергии в этом году и отчитайтесь перед экспертами Министерства экономического развития!

Переработка нефти – это не к нам

Конечно, можно и дальше разбирать все, что в «Прогнозе» касается топливно-энергетического комплекса. Пытаться уразуметь, по какой причине в этом году прирост добычи угля, заложенный экспертами МЭР как базовый, должен составить 3,5%, а не 5,8%, как рассчитывает сама угольная отрасль и курирующее ее министерство энергетики.

Думать, в связи с чем авторы «Прогноза» уверены, что с 2025 по 2036 годы перестанут расти показатели первичной переработки нефти, а общий прирост переработки нефти 2036 года к 2018 году составит 1,7% (страница №22, самая нижняя таблица).

Такое вот развитие нефтепереработки прогнозируется – 1,7% в гору за 18 лет. А можно констатировать другое – Министерство экономического развития прогнозирует падение темпов роста всей энергетической отрасли. Рост будет, но в разы меньший, чем имеется сейчас. Рост производства электроэнергии на считанные доли процента, снижение экспорта электроэнергии – это гарантия срыва развития Дальнего Востока и Арктики, это гарантия отказа от участия в любых интеграционных процессах с Ираном, со всеми странами ЕАЭС, с Китаем, с Монголией. Почему? Да цены на газ и уголь в России следующие 18 лет будут расти быстрее, чем во всех перечисленных странах! Не верите? Зря, МЭР не может ошибаться, оно ведь печется об «устойчивом прогрессе Российской Федерации».

Производство СПГ невозможно без доступа к Единой газотранспортной системе?

Страницу №21 «Прогноза» украшает таблица, в которую сведены предсказания МЭР о добыче природного газа, где для 2018 года указан прирост в 2,5%.

Газпром отчитывается о росте добычи в 5,8%, НОВАТЭК планирует в этом году рост от 6 до 8 процентов, а у экспертов МЭР – 2,5% и точка. Почему? Вообще объяснений и обоснований нет – написано, что еще-то надо. А, нет, вот точно указано, «чего надо»:

«Прогнозируемый рост добычи газа будет обеспечиваться более активным освоением месторождений Газпромом, а также увеличением добычи независимыми производителями газа в условиях их недискриминационного доступа к Единой газотранспортной системе».

Крупнейший независимый производитель газа в России – НОВАТЭК, и вот пока его месторождения не будут недискриминационно подключены к трубопроводам Газпрома, наращивать добычу газа и производство СПГ на Ямале, он не сможет. Нет подключения к трубам Газпрома – нет и роста производства СПГ и, следовательно, нет и роста добычи газа.

Шаг вперед, два – назад, три – вбок и поворот на месте

Имеет ли смысл подробнее вчитываться в строчки «Прогноза»? «Прогноз», как мы видим, составлен вопреки производственным планам газовой и угольной отрасли. «Прогноз», как мы видим, базируется на неподведенных итогах 2018 года, к которым с точностью до десятой доли процента надстраиваются проценты роста. «Прогноз» предсказывает опережение внутренних цен на энергоносители по сравнению со всеми нашими соседями, предсказывает замедление роста производства и добычи, снижение экспорта. «Прогноз» предсказывает сворачивание национальных проектов развития и планов международного сотрудничества, перечеркивающий все инициативы президента России, озвученные в мае 2018 года. Никакого прорывного развития при условии реализации положений «Прогноза» не может быть в принципе – отсутствие роста производства электроэнергии не позволит развиваться за счет внутренних резервов, не позволит привлекать иностранных инвесторов. Ну, не пойдет инвестор в проекты на Дальнем Востоке, если нет гарантий того, что планируемые заводы с фабриками будут обеспечены электроэнергией. Инвесторы должны будут начинать свою деятельность в России со строительства собственных электростанций? Тоже не получится – эти электростанции начнут ведь электроэнергию производить, а это нарушит показатели «Прогноза», а эксперты МЭР ведь не могут ошибаться.

Максим Орешкин, Министр экономического развития РФ, Фото: Ведомости

И развитие Арктики, развитие опорных, базовых портов Севморпути без стабильного энергообеспечения – тоже невозможны. Потому нет никакого смысла изучать прочие разделы «Прогноза» – промышленность, транспорт, агро- и рыбопромышленные комплексы. Не будет обеспечен электроэнергией Сахалин – не будет там развиваться рыбопереработка, не будет тепло- и электроэнергии в Сибири и в Якутии – не будут там появляться тепличные комплексы, овощи и фрукты будут оставаться привозными с «привозными» ценами, которые не порадует ни одного потенциального переселенца. Не будет роста населения Дальнего Востока и Арктики – не будет и никакого развития этих регионов. Замедлится темп роста угледобычи – не будет и заказов оборудования, замедлится и темп роста машиностроения. Будет стагнация в производстве электроэнергии – не будет заказов для машиностроителей и из этого сегмента. Не понимать настолько простых вещей в XXI веке – это еще уметь надо.

Что получается? «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2036 года» является свидетельством компетенции его разработчиков, а его удачное обсуждение на заседании Правительства – подтверждением настоящего отношения профильных министерств к творчеству министерства экономического развития.

«Написали? Молодцы, поставьте ваш труд вот на ту полочку – он там по фэншую очень эффектно смотреться будет».

Либо все совсем иначе – единодушное согласие правительства с этим прогнозом стагнации и деградации показывает настоящее отношение правительства к майским инициативам президента? Никакого прорыва, никакой реализации национальных проектов развития, все будет идти так, как идет – рост ВВП и дальше будет в два-три раза ниже уровня инфляции, в 2-3 раза ниже, чем среднегодовой рост ВВП в мировой экономике. Выводы, конечно, делать рано, но как-то ни тот, ни другой вариант оптимизма не придают – для развития России требуется, чтобы и система государственного управления развивалась, а не превращалась в пародию на Политбюро позднебрежневской эпохи. Старшее поколение еще помнит те времена, когда с высоких трибун произносились вроде бы и правильные слова, только никакого отношения к реальным процессам, происходившим в стране, они не имели. В те годы юмористы с грустными глазами придумали «болезнь ухо-глаза» – это когда слышали мы одно, а видели совсем другое. Горькая шутка, очень не хочется, чтобы она снова стала популярной.

Фото: РБК

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.