Аналитический онлайн-журнал

Новички идут в атомный проект по российским технологиям

Новички идут в атомный проект по российским технологиям

Выработанный Росатомом алгоритм комплексной работы в деле.
SHARE

Международный атомный форум АТОМЭКСПО-2019 прошел в Сочи 15 и 16 апреля – обычная фраза, с которой начинаются тексты информационных сообщений об этом событии. Звучит вполне спокойно, но для журналистов, побывавших на нем, она заранее сулила напряжение – в этот раз на проведение форума было отведено только два дня, а не три, как это было в предыдущие годы, а количество круглых столов, брифингов, церемоний подписания различных меморандумов, контрактов и соглашений меньше не стало.

«Коварно» и то, что форум проходил именно в Сочи и именно в главном медиацентре – это позволило организаторам проводить одновременно 3-4 круглых стола и несколько брифингов, и в это же время шли подписания контрактов. Предельно динамичный темп позволил полностью выполнить программу форума его организаторам, а журналистам – наработать приличную спортивную форму как результат забегов на короткие дистанции на протяжении двух суток.

Ритмы АТОМЭКСПО-2019

Два дня в главном медиацентре Сочи в апреле 2019 года – это 18 круглых столов, на которых выступило более 150 спикеров, это более 40 подписанных документов, это 650 компаний из самых разных стран со всего мира, более 4’000 участников, больше половины из которых прибыло из-за рубежа. Шквал встреч, переговоров, интереснейших выступлений, которые никак нельзя было пропустить, при этом пресс-центр оповещал – а вот в этом зале прямо сейчас начнется очередной брифинг с представителем компании, которая находится в самой гуще важнейших событий атомной отрасли. Охватить все происходящее целиком, пожалуй, могла бы только некая бригада из полусотни журналистов, да и то только в том случае, если бы на ночных «производственных совещаниях» они самым тщательным образом планировали согласованные действия на предстоящий день. Впрочем, и это не исправило бы ситуацию – переговоры между представителями компаний со всего света могли проходить в любую минуту в любой части огромного выставочного комплекса, поскольку они порой начинались совершенно спонтанно, при неожиданной встрече профессионалов из разных стран и компаний.

— Добрый день, мы давно не виделись, как ваши дела?
— Вы знаете, совершенно не хватает времени, сейчас очень много работы по одному интересному проекту. Да-да, наслышаны, и у нас есть одно предложение как раз по этому поводу…

С таких вот диалогов мог начаться разговор, который превращался в совершенно серьезные переговоры двух, а то и трех компаний из разных стран. Одним словом – за эту пару дней событий было столько, что полученную информацию приходится осмысливать не одну неделю.

«Атомный» сквер в Сочи

Утро первого дня форума началось с торжественной закладки нового сквера, названного «Зеленый квадрат» как олицетворение идеи Росатома о том, что мировое развитие энергетики должно идти, в первую очередь, за счет строительства электростанций, не использующих сжигание ископаемого топлива – это должны быть гидроэлектростанции, электростанции атомные, ветровые и солнечные. Идея, с логикой которой спорить невозможно: мы можем сколько угодно мечтать о предотвращении глобального потепления, но при этом приходится помнить о том, что почти 80% электроэнергии в мире производится за счет сжигания угля, природного газа, топливного мазута и даже нефти. Пока этот баланс не будет изменен так, чтобы на безуглеродную энергетику приходилось не менее 50% топливного баланса – основная цель Парижского соглашения по климату будет оставаться декларацией, не имеющей практического содержания. Церемония закладки сквера была символична не только по своему содержанию, но еще и по составу участников – эти люди представляли организации, которые разделяют и поддерживают концепцию «зеленого квадрата».

АТОМЭКСПО-2019, Фото: Atomexpo

Глава Росатома Алексей Лихачев – на правах «хозяина форума» и руководителя организации, разработавшей эту концепцию. Глава WNA, World Nuclear Association, Всемирной ядерной ассоциации – Агнета Ризинг, руководитель ассоциации, в которую входят едва ли не все компании, вносящие вклад в сооружение АЭС, одна из главных инициаторов разработки программы «Гармония». Заместитель генерального директора МАГАТЭ Михаил Чудинов — тут без комментариев, МАГАТЭ отвечает за безопасность технологий мирного атома и за то, чтобы мирный атом в странах, не входящих в ядерный клуб, не стал военным. Уильям Мэгвуд IV – генеральный директор АЯЭ ОЭСР, и вот тут требуется двойная расшифровка аббревиатуры. ОЭСР, Организация экономического сотрудничества и развития – экономическая организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики, объединяющая 36 стран, на долю которых приходится 80% мирового ВВП, своей целью ставящая содействие экономического роста и социального благополучия во всех странах мира. АЯЭАгентство по ядерной энергетике, структурная единица ОЭСР, в составе которого представители 31 страны, на территории которых работает 85% из всего количества АЭС. Миссия АЯЭ ОЭСР – помощь странам-членам в поддержании и развитии научных, технологических и правовых основ, необходимых для использования ядерной энергии в мирных целях, вот только выполнение этой миссии в наше время становится все более сложной задачей, поскольку в составе АЯЭ имеются страны, на законодательном уровне запретившие сами себе развитие атомной энергетики (Австрия, Германия, Швейцария). Питер Прозески представлял ВАО АЭС, Всемирную ассоциацию организаций, эксплуатирующих АЭС – это не надзорный орган, это объединение компаний-операторов АЭС, дающая им возможность обмениваться информацией и опытом, делая это вне зависимости от государственных и регулирующих органов, условный всемирный профсоюз операторов АЭС.

Но, если участие в церемонии этой пятерки было вполне ожидаемо, то появление еще одного участника было небольшой сенсацией – Томас Герассимос занимает пост заместителя руководителя генерального директората по энергетике Европейской Комиссии. Его появление в будущем сквере «Зеленый квадрат» — знаковое, поскольку символизирует то, что Еврокомиссия, «правительство ЕС», от тотальной увлеченности развитием энергетики на возобновляемых источниках сумело перейти к осознанию того, что энергетика, целиком и полностью зависящая от погодных и климатических условий, невозможна в принципе, что развитие атомной энергетики дает возможность обеспечивать базовую генерацию энергии, но при этом не дает тех самых тепловых выбросов углекислого газа и других вредных веществ, с которыми столь упорно, но малорезультативно сражается Евросоюз.

Не менее неожиданно, чем участие в этой церемонии, прозвучали слова Томаса Герасимоса на пленарном заседании Атомэкспо-2019:

«Европа взяла на себя обязательство снизить выбросы углекислого газа на 35-40% к 2050 году, и Еврокомиссия осознает, что без развития новых атомных мощностей это практически невозможно».

Прокомментировать такое заявление можно только одним образом – псевдоэкологический популизм в Европе отступает перед реальностью, перед математическими расчетами, показывающими, что устойчивость создаваемой объединенной энергетической системы Европы, снижающей долю топливной генерации, может быть основана только на атомной энергетике. Присутствие высокопоставленного представителя Еврокомиссии на АТОМЭКСПО-2019 – событие знаковое, поскольку дает надежду на то, что ЕК от слов сможет перейти к реальной поддержке дальнейшего развития в ЕС атомной энергетики. Пока этого все еще не происходит, как пример можно привести тот факт, что совсем недавно Словакия приостановила пуск новых энергоблоков АЭС «Моховце» из-за жесткого противодействия со стороны Австрии – «до выяснения отношений». Одно дело, когда отношения будут выяснять две страны-члены ЕС, другое дело было бы, если бы на стороне Словакии участие в переговорах принимала Европейская Комиссия. Но присутствие в Сочи Томаса Герассимоса дает хотя бы надежду на то, что ситуация со временем будет меняться в лучшую сторону.

Атомные проекты Узбекистана

Пленарное заседание форума началось с короткого выступления председателя наблюдательного совета Росатома Сергея Кириенко, который, кроме того, выполнил и свои обязанности заместителя руководителя президентской администрации, зачитав приветствие Владимира Путина участникам АТОМЭКСПО-2019. Сергей Кириенко, как и Алексей Лихачев после него, подвел итоги 2018 года для атомной энергетики и затронул тему вклада атомных технологий в неядерные направления – в развитие медицины, сельского хозяйства, машиностроения, транспорта и многие другие отрасли. Помимо руководителей Росатома, на пленарном заседании выступили и представители стран, не имеющих собственных АЭС, но принявших твердое решение о том, что их строительство им необходимо.

Заместитель министра энергетики Узбекистана и глава Агентства «Узатом» Журабек Мирзамахмудов, Фото: Atomexpo

Коротко, но очень по деловому высказался заместитель министра энергетики Узбекистана и глава Агентства «Узатом» Журабек Мирзамахмудов: решение о строительстве первой АЭС было основано на чисто экономических расчетах. Да, на территории Узбекистана имеются месторождения газа, есть возможности развивать ВИЭ. Но население республики растет, а атомная энергетика не только обеспечит удовлетворение растущего спроса, но и обеспечит многолетнее и стабильное развитие смежных отраслей, науки, технологий и специалистов, необходимых для этого. Напомним, что Узбекистан начинает строительство АЭС не с «чистого листа» — в Институт ядерной физики Академии наук, в поселке Улугбек неподалеку от Ташкента, с 1959 года работает исследовательский реактор, на котором все эти годы велись как фундаментальные исследования, так и вполне прикладные. Узбекские специалисты, к примеру, разработали технологию ядерного окрашивания прозрачных драгоценных камней, эта разработка внедрена на предприятиях ювелирной промышленности, а с 2010 года Узбекистан поставляет на мировой рынок медицинские радиоизотопы. Все эти годы ядерным топливом этот реактор обеспечивало сначала министерство среднего машиностроения, а теперь Росатом, так что и собственная научная школа в Узбекистане имеется, и опыт сотрудничества в атомной отраслью России наработан основательный.

В сентябре 2018 года Россия и Узбекистан подписали межправительственное соглашение о строительстве АЭС на территории Узбекистана, и одним из пунктов этого документа является договоренность о поставках топлива и для АЭС, и для реактора в Улугбеке – несмотря на солидный возраст, он продолжает работать в штатном режиме. Во время Атомэкспо-2019 Узбекистан договорился с «Русатом – Международная сеть» о том, что уже в мае этого года в Ташкенте будет открыт информационный центр атомной отрасли – это будет и музей с экспозицией, и современный лекторий, в котором приезжающие из России специалисты будут знакомить население столицы Узбекистана с современными атомными технологиями, с проектом реактора ВВЭР-1200, который станет основой двух энергоблоков будущей АЭС. Кроме того, на форуме был подписан российско-узбекский меморандум между Агентством по развитию атомной энергетики Узбекистана и Технической академией Росатома о подготовке кадров для атомной отрасли. Для обеспечения эксплуатации Узбекской АЭС потребуется около 2 500 профессионалов, нужны они и для обеспечения надежной работы государственного регулятора. Еще одно соглашение, подписанное на АТОМЭКСПО-2019, имеющее непосредственное отношение к проекту первой узбекской АЭС – между госкорпорацией «ВЭБ.РФ» и Росатомом, на основании которого подрядчики строительства получат банковские гарантии и торговое финансирование.

Спрос на российское высшее образование – вопреки западной системе рейтингов вузов

Тема подготовки научных и технических кадров интересует не только Узбекистан – она чрезвычайно важна для всех стран, поставивших себе целью строительство собственных АЭС. Потому соглашения с учебными подразделениями Росатома на форуме в Сочи подписывал не только Узбекистан – свои специалисты нужны Кубе, Сербии, Замбии, Эфиопии, Египту, Конго, профессионалов не хватает даже Китаю, хотя с ним, конечно, отдельная история. АЭС, строящиеся на территории Китая – это одновременно отечественные, французские, канадские, американские и российские технологии, поэтому система высшего образования в КНР работает на пределе возможностей. Росатом охотно приходит на выручку – в России будут готовить специалистов, которым предстоит эксплуатировать энергоблоки АЭС «Тяньвань».

АТОМЭКСПО-2019, Фото: Atomexpo

А вот в Сербии атомные специалисты были, но физически закончились – после того, как по настоянию ЕС, были закрыты оба имевшихся в стране исследовательских реактора, профессионалы постепенно разъехались по разным странам, и теперь все предстоит начинать практически сначала. Развитие атомной энергетики требует поднимать уровень, качество образования, и это полностью совпадает с одной из целей устойчивого развития из списка программы ООН «Цели тысячелетия». Это, полезно и перспективно для любой страны, решившейся на строительство АЭС. Это выгодно нашим ядерным вузам с чисто экономической точки зрения – уже сейчас в них проходят обучение студенты из более десятка стран мира, и с каждым годом их число становится больше.

В прошлом году дипломы МИФИ получила первая группа турецких студентов в составе 50 человек, часть из которых осталась в России для продолжения дальнейшего образования, а часть уже работает на строительстве первой турецкой АЭС «Аккую». Программа обучения турецких специалистов – повод задуматься, так ли объективны действующие критерии оценки успешности и престижности вузов, принятые в мире. Это выгодно России – за счет молодых специалистов, за годы учебы погрузившихся в российскую научную, технологичную, инженерную школы растет влияние нашей страны на международной уровне. Это выгодно мировому атомному энергетическому проекту – его развивают профессионалы, вся техника и технологии хоть и важны, но уступают человеческому фактору по значимости.

Универсальность исследовательских реакторов

Еще одна составляющая подготовки стран-новичков к вхождению в престижный «атомный энергетический клуб» — исследовательские реакторы, наличием которых могут похвастаться далеко не все. Каким бы качественным не было образование физиков-атомщиков, теоретические знания станут мертвым грузом, если нет возможности применять их на практике – исследовательские реакторы позволяют решить эту проблему. Эксперименты на исследовательских реакторах – это не только фундаментальная наука, но и прикладные направления, которые могут получить совершенно другой уровень.

В Узбекистане на исследовательском реакторе нарабатывают радиоактивные изотопы для медицинских целей, в Индии их используют для обработки сельскохозяйственной продукции – атомная физика помогает значительно увеличить сроки хранения продуктов без использования пестицидов и прочих новинках химической науки, которые не самым лучшим образом отражаются на нашем здоровье. Таджикистан ведет переговоры о реакторе, который в этой стране станет «помощником» для геологов. Росатом способен предложить не только проект реактора, отвечающий требованиям конкретного заказчика, но и укомплектовать его всем остальным необходимым дополняющим оборудованием, обеспечить ядерным топливом и изъять топливо облученное – это еще одно, и тоже весьма перспективное комплексное предложение российской корпорации наряду с АЭС. И ситуация снова очень удачная, поскольку вот такого комплексного предложения для стран-новичков пока никто, кроме России и Росатома предложить не может – от обучения специалистов до строительства исследовательских реакторов со всем необходимым оборудованием с гарантией обеспечения ядерным топливом и обращением с ОЯТ.

Стенд Росатома на АТОМЭКСПО-2019, Фото: Atomexpo

А в том, что число стран-новичков будет расти, сомневаться не приходится – в развивающихся странах стремительно растет спрос на электроэнергию, но строить электростанции, которые дают слишком высокую нагрузку на экологическую обстановку, особого желания у них нет. В этом отношении неожиданно для себя «агитатором и пропагандистом» стал Китай – весь мир отлично помнит про бесконечные проблемы со смогом в его мегаполисах, возникавший во многом из-за слишком большого количества недорогих электростанций, работавших на угле. Видят в развивающихся странах и то, каких усилий и инвестиций требует переход энергетической системы на более экологичные электростанции, потому повторять эти ошибки мало у кого есть желание. Конечно, на то, чтобы поднять уровень образования и имеющихся технологий в развивающихся до уровня, позволяющий стать полноправным членом мирового «атомного энергетического клуба», времени требуется немало, но атомный проект вообще характерен тем, что изменения в нем происходят не в самом стремительном темпе. Но по-другому ничего происходить и не должно, ведь прерогативой атомных технологий, требованием «номер ноль» является гарантированное обеспечение безопасности на каждом этапе жизненного цикла ядерных и радиационных объектов, потому проверки, перепроверки и аудит над перепроверками — неотъемлемая часть атомной энергетики и неэнергетических направлений атомных технологий.

Алгоритм вступления во «всемирный атомный энергетический клуб»

Сейчас уже можно говорить о том, что алгоритм вхождения в атомный проект для стран-новичков сложился. Это не только подготовка студентов и создание центров ядерной науки и технологий на базе того или иного исследовательского реактора — одновременно должна идти большая работа по внедрению комплекса «атомных законов» — законодательных актов, регламентирующих работу ядерных объектов, в обязательном порядке учитывающих постфукусимские требования МАГАТЭ к уровню безопасности любого атомного реактора и требования ДНЯО, договора о нераспространении ядерного оружия. Это создание и активная работа национальных аналогов наших российских ИЦАО, Информационных центров атомной отрасли – пример Европы, в которой антиядерные настроения переходят на уровень антиядерной истерии, приводящей к отказу от развития атомной энергетики показывает, что без тщательной работы с общественностью обходиться нельзя ни в коем случае.

АТОМЭКСПО-2019, Фото: Atomexpo

Только после того, как в стране будет создан государственный регулятор, когда появятся собственные профессионалы, способные поддерживать и развивать компетенции современного этапа развития атомной энергетики, можно двигаться дальше – сначала к созданию центров ядерной науки и технологий, а затем уже и к строительству АЭС. Ни одна другая отрасль энергетики такого комплекта требований, такой тщательности подготовительных этапов не предъявляет, именно это и делает атомную энергетику подлинной хайтэк отраслью. И в очередной раз приходится отдать должное людям, которые приняли решение о создании Росатома как интегрированной государственной компании, об отказе от игр в частные предпринимательские инициативы. Атомной отрасли либеральные экономические доктрины остро противопоказаны – свободная конкуренция должна отойти на второй план, когда речь идет об обеспечении гарантированной безопасности и о выполнении задач развития, стоящих перед планетой. Частные компании не смогут одолеть только что описанный алгоритм – образовательные процессы, становление научной и инженерной школы, создание центров ядерных наук и технологий, подготовка и возведение АЭС – уже потому, что длительность всех этих этапов составит от 10 до 20 лет. Частным компаниям и их акционерам закладываться на проекты в таких временных рамках, отказываясь от ежегодных прибылей и дивидендов? Нет, нереально, а вот у государственной корпорации имеется такая роскошь – выстраивать и реализовывать стратегические проекты.

Есть ли место для альтернативы?..

Понимают ли страны-новички, что, входя в атомные проекты советской и российской школы, они соглашаются на рост сферы технологического влияния России? Разумеется – не стоит думать, что элита этих стран настолько наивна, чтобы не видеть этого. Есть ли у них возможность выбора? Конечно, но в имеющихся условиях выбирать приходится не между несколькими национальными научными и техническими школами, выбор звучит иначе: развивать в своей стране атомные технологии или оставаться зрителями, наблюдающими за развитием научно-технического проекта. Не вина России в том, что ни одна страна не может предложить разумной инициативы – это беда тех стран, у которых не так давно были самые передовые позиции в атомной энергетике, но по разным причинам утратившие эти позиции, ослабив темп развития науки и технологии. Конечно, такая удивительная монополия вряд ли будет длиться вечно – Китай не только стремительно осваивает зарубежные технологии, здесь происходит становление собственной научной и технологической школы, летом 2019 года здесь начнется строительство сразу нескольких референтных атомных энергетических блоков поколения III+, разработанных по уже своим, оригинальным проектам. К середине 20-х годов эти реакторные установки будут приняты в промышленную эксплуатацию, и вот тогда можно будет уже с полным основанием говорить о том, что Росатом получил достойного, серьезного конкурента – но только в том случае, если российские атомщики эти годы будут почивать на лаврах, не предпринимая никаких действий для развития имеющихся на день сегодняшний компетенций. Еще одно условие – Китай должен суметь решить проблемы подготовки профессионалов отрасли, решить кадровую проблему преподавателей вузов. А пока ситуация крайне благоприятна для России – так уж сложилось.

Страны-новички могут, по самым разным причинам, испытывать большие симпатии к Франции, которой вполне по силам помочь и с образованием, и со строительством исследовательских реакторов с сопутствующими лабораториями, но конечный пункт этого маршрута – строительство АЭС по единственому имеющемуся у Франции проекту поколения III+ EPR-1600. Такие реакторные установки строились одновременно в Финляндии, во Франции и в Китае, закончить строительство удалось только в Китае, но и в этом случае сроки были сорваны, а первоначальная смета значительно увеличилась. В Великобритании началось строительство АЭС «Хинкли Поинт Б» в составе двух блоков на базе EPR-1600, и уже сейчас сметная стоимость проекта – около 25 млрд евро. Подойдет ли вариант такой стоимости для развивающихся стран? Согласитесь – вопрос прозвучал риторически. Еще одни проект реактора поколения III+ — АР-1000 от американской Westinghouse, но тут все еще менее оптимистично – Штаты не могут предложить вариантов решения проблемы отработанного ядерного топлива, а про попытки строительства энергоблоков на базе АР-1000 можно едва ли не слово в слово повторить уже сказанное по поводу Франции – дорого, долго, да еще и с надежностью АР-1000 есть обоснованные сомнения. Конечно, у Штатов есть множество рычагов давления на страны, ускользающие из их сферы влияния, но это уже совершенно отдельная тема.

Итоги того, что ситуация для стран-новичков сложилась именно так, можно наблюдать своими глазами на входах в учебные корпуса Московского инженерно-физического института, базового вуза Росатома. Студенты из Индии, Китая, Египта, Белоруссии, Бангладеш, Ирана, Узбекистана, Турции, к которым в ближайшее время присоединятся и молодые ребята из всех тех стран, представители которых регулярно появляются на ежегодных форумах АТОМЭКСПО. Появляются для того, чтобы успевать посещать и внимательно слушать, что происходит на заседаниях. Вот некоторые из тем круглых столов АТОМЭКСПО-2019: «Ответственный подход к экологии и природным ресурсам», «Глобальные партнерства как условие устойчивого развития», «Создание ядерной инфраструктуры как необходимый элемент устойчивости атомных проектов», «Устойчивое развитие городов: вклад атомной отрасли», «Ядерная медицина: тренды, инновации и успешные мировые практики», «Атомные технологии как драйвер научно-технического проекта». Такие темы, возможность прямого общения с лидерами таких направлений – ценнейший источник информации для любой страны, принявшей решение о развитии у себя атомной энергетики, так что удивляться тому, что количество иностранных делегаций на АТОМЭКСПО с каждым годом становится все больше. Страны, ответственно относящиеся к стабильности и перспективам собственного развития – вот, пожалуй, самая краткая характеристика участников таких делегаций.

Атомные технологии — основа развития стран-новичков

И, конечно, нельзя обойтись без несколько меркантильного вопроса: а что выигрывают Росатом и Россия, становясь донором атомных технологий помимо уже упомянутого совершенно мирного расширения сферы своего влияния? Не только стабильные заказы для машиностроительного, добывающего и топливного дивизионов атомной корпорации с соответствующим количеством высокотехнологичных рабочих мест. Уже на этапе строительства Белорусской АЭС несколько предприятий этой республики были аттестованы как поставщики атомной отрасли, белорусские строители показали такой уровень квалификации, что стали участниками строительства АЭС в Бангладеш, подключился сразу к нескольким научным проектам Росатома Объединенный институт энергетических и ядерных исследований «Сосны». Весной 2018 в МИФИ были выданы дипломы первому выпуску турецких студентов, и несколько человек остались в России для получения дальнейшего образования, чтобы в дальнейшем работать в научных и конструкторских подразделениях Росатома.

И таких примеров немало – российский атомный проект становится шире, вбирая в себя лучшие практики, получая поддержку своей работы. И, если уж говорить об атомных технологиях как об основе устойчивого развития стран, планирующих свое вступление во всемирный ядерный клуб, то подъем уровня жизни развивающихся стран России тоже на руку. Ведущие западные страны борются за существующие рынки сбыта, Россия – создает такие рынки там, где сейчас об этом и думать-то сложно. Ну, а кто в проигрыше? Да, собственно, те, кто не понимает всего потенциала атомных технологий, кто не способен справиться с искусственно раздуваемой в некоторых странах радиофобией. Но это уже точно не наши проблемы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.