Аналитический онлайн-журнал

Загадки первого в России среднетоннажного СПГ-проекта

Загадки первого в России среднетоннажного СПГ-проекта

Новая отрасль для экономики России от промышленной группы «Газпромбанка».
SHARE

Наверное, невозможно найти ни одного новостного портала, который бы не сообщал, что 24 апреля президент России Владимир Путин в режиме видеоконференции дал старт первой отгрузке СПГ с нового завода НОВАТЭКа «Криогаз-Высоцк» — второго СПГ-проекта НОВАТЭКа и первого среднетоннажного. Некоторые СМИ разместили информацию не только о самой церемонии открытия, но и некоторые технические подробности.

На заводе «Криогаз-Высоцк» теперь работают две производственные линии мощностью по 330 тысяч тонн СПГ в год, то есть общая производительность составит 660 тысяч тонн в год, и по этой характеристике проект относится к среднетоннажным – ими считают производства по сжижению природного газа мощностью до 1 млн тонн продукции в год. Кроме того, отмечалось, что в составе инфраструктуры «Криогаз-Высоцка» имеется резервуар для хранения СПГ емкостью 42 тысячи кубометров и причал, способный принимать танкеры-газовозы вместимостью до 30 тысяч кубометров. Обычно, когда речь идет о различных СПГ-проектах, принято оперировать не кубометрами, а тоннами, пересчет несложен: завод обеспечен емкостью для хранения вместимостью до 25 тысяч тонн СПГ, причал способен обслуживать газовозы, способные перевозить до 21 тысячи тонн продукции.

Большой список загадок среднетоннажного СПГ-проекта

Казалось бы – а что еще нужно знать про этот проект? Такого вот объема информации вполне достаточно, но это только в том случае, если не дать себе роскоши попытаться задуматься чуть глубже. «Криогаз-Высоцк» называют проектом НОВАТЭКа, однако крупнейшей частной газовой компании России в акционерном капитале завода принадлежит только контрольный пакет в 51%, а оставшиеся принадлежат «Газпромбанку». Не самому Газпрому, а именно финансовой структуре – то есть условные «банкиры» внезапно приняли решение реализовать проект в реальном секторе экономики. А вот ресурсный источник для «Криогаз-Высоцка» принадлежит именно Газпрому – «источником» является Единая система газоснабжения (ЕСГ), газ в которую поступает из «глубины сибирских руд». Газпром – это точно не та компания, которая способна продавать газ по себестоимости, а в данном случае речь идет о ежегодных поставках на новый завод в объеме до 920 млн тонн – весьма приличный для внутрироссийского рынка потребитель, такую прибыль Газпром точно никому «прощать» не склонен. НОВАТЭК соглашается оплатить стоимость поставок Газпрому, оплатить производственные затраты – так на какую же маржу он тогда рассчитывает?

Напомним, что ресурсный источник крупнотоннажного завода «Ямал СПГ» является гигантское Южно-Тамбейское месторождение, лицензия до 2045 года на которое принадлежит НОВАТЭКу. НОВАТЭК на Ямале действует как вертикально интегрированная компания: сам провел все необходимые геологоразведочные работы, самостоятельно довел объем ежегодной добычи до 27 млрд кубометров, НОВАТЭКу принадлежит контрольный пакет акций в проекте «Ямал СПГ», НОВАТЭКу принадлежат танкреы-газовозы ледового класса ARC-7, которые в международной классификации имеют собственный класс – Yamalmax. А в Высоцке у НОВАТЭКа только контрольный пакет акций самого завода – газ поставляет Газпром, танкеры-газовозы фрахтуются на рынке или используются суда покупателей, да еще и половину прибыли придется отдавать банкирам.

Загадки проекта «Криогаз-Высоцк» на этом отнюдь не заканчиваются. Компания «Криогаз» была создана в 1993 году, в 2007 году все 100% ее акций были выкуплены польской финансовой группой CP Energia S.A., с 2009 года «Криогазом» руководит гражданин Польши Рышард Рудницки. В 2011 году «Криогаз» перешел под контроль «Газпромбанка», однако генеральный директор остался на месте. Под руководством пана Рудницки «Криогаз» построил малотоннажный завод в Псковской области – между прочим, именно с него прошли первые в России экспортные поставки СПГ в Евросоюз.

Рышард Рудницки, отказавшись возвращаться в мир финансов, руководил работами компании при строительстве малотоннажного завода в Калининградской области, на завершающей стадии находятся переговоры о строительстве еще одного малотоннажного завода в Карелии. На сколь «замечательном» уровне находятся межгосударственные отношения России и Польши широко известны, однако со стороны польских финансистов отношение к СПГ-проектам на территории России самое дружественное, какое только можно себе представить. «Криогазу» принадлежит целый ряд патентов по технологиям малотоннажного сжижения, однако никто эти патенты из России даже не пытался «уводить», теперь уже бывшие польские владельцы не высказывали никаких претензий даже в тот момент, когда контроль над предприятием переходил под контроль банка, аффилированного с Газпромом, которого польские политики только что главным врагом Польской Республики еще не объявили.

Загадочно выглядит и месторасположение завода «Криогаз-Высоцк». Многие ли из вас, уважаемые читатели, раньше слышали про город Высоцк? Известен он, прежде всего, тем, что вот уже несколько лет «спорит» с Верхоянском за звание самого маленького города России. По данным на конец 2018 года в Высоцке проживало 1’115 (на всякий случай прописью – одна тысяча сто пятнадцать) человек, Высоцк опередил Верхоянск на целых 22 человека. «Криогаз-Высоцк» обеспечил 175 рабочих мест, его для Высоцка можно считать градообразующим предприятием – тут могут работать 15% населения города. Могут, но не станут, поскольку, вероятнее всего, трудиться будут «понаехавшие тут» из Выборга – до райцентра всего 30 км через морской пролив. Мало того – конкуренты по «градообразованию» не дремлют – не так давно ЛУКОЙЛ объявил о своем намерении уже в 2019 году приступить к строительству в Высоцке еще одного сухогрузного терминала для своих нефтепродуктов, что обеспечит еще 170 рабочих мест. По секрету заметим, что этот микро-город широко известен в узких кругах – через порт Высоцк в 2017 году вывезено 7,5% от общего объема экспортных поставок российского угля, причем весь этот уголь ушел в страны Евросоюза. Высоцк, таким образом – значимая величина для энергетики России, через него идут нефтепродукты и нефть, уголь, а теперь вот еще и СПГ.

СПГ завод «Криогаз-Высоцк», Источник: Yandex Карты

Но и это еще не все загадки «Криогаз-Высоцка». Среди прочих подробностей об этом заводе СМИ писали и о том, что на нем «будет использована технология смешанного хладагента со 100%-ным сжижением», но как-то стеснительно забыли рассказать о том, кому принадлежит патент на эту технологию, как обстоят дела с локализацией в России производства оборудования для этой технологии. Технология малотоннажного сжижения газа у России имеются – как мы уже говорили, патенты на нее получены компанией «Криогаз», которая контролируется «Газпромбанком». Производство оборудования для этой технологии в России освоено весьма уверенно – подмосковный «Криогенмаш» успешно завершил переговоры о поставке мини-заводов СПГ в Китай. Но технологии среднетоннажного сжижения в России нет, единственное исключение – «Арктический каскад», патент на который принадлежит НОВАТЭКу, но в данном случае название исключительно говорящее. «Арктический каскад» разработан и будет применяться в арктической зоне России, поскольку для него климат Арктики является существенным производственным фактором, использование которого приведет к снижению себестоимости производства СПГ. Но Ленинградская область – это отнюдь не Арктика, так что для «Криогаз-Высоцка» явно подобрана какая-то другая технология.

Владимир Путин дал старт первой отгрузке СПГ с «Криогаз-Высоцка» 24 апреля 2019 года, однако к этому времени небольшие танкеры-газовозы неоднократно посещали заводской причал, на экспорт уже было поставлено с начала апреля до даты официального открытия завода около 70 тысяч тонн СПГ. Ну, и, что называется – «на дорожку»: пуско-наладочные работы оборудования «Криогаз-Высоцка» и подготовка необходимой документации для Ростехнадзора были проведены «Атомтехэнерго» — компанией, входящей в состав машиностроительного дивизиона Росатома.

Церемония первой отгрузки СПГ с завода «Криогаз-Высоцк»

Список вопросов достаточно большой, хотя проект кажется не самым масштабным – «Криогаз-Высоцк» на самом деле весьма важен не только для его акционеров, но и для всей экономики России. На наш взгляд, краткость сообщений, посвященных этому заводу, сослужила не самую удачную службу – слишком уж многие не обратили на него особого внимания.

Российская романтика для польского предпринимателя

Попробуем дать ответы, традиционно используя для этого исключительно открытые источники информации, но начнем с почти философского, зато самого очевидного для автора этой статьи с его фамилией: по какой же такой причине Рышард Рудницки не вернулся в 2011 году в мир европейских финансов? Ответ до предела прост – скучно в Европе в последние годы, и чем дальше – тем скучнее. Крупных проектов практически не осталось, любая инициатива годами проходит согласования в бесконечных бюрократических лабиринтах Брюсселя – города, ставшего «столицей» Евросоюза. А Россия с ее непредсказуемостью, с ее масштабами – завораживает, увлекает, будит желание творить выдумывать пробовать. В Европе если уж проект того или иного производства согласован во всех инстанциях – он рано или поздно будет реализован в строгом соответствии со всеми предписаниями. В России все может выглядеть совершенно иначе, если, конечно, проект не имеет государственного значения.

Договор на строительство СПГ-завода в Псковской области «Криогаз» подписала в 2015 году – именно тогда местным властям удалось согласовать с федеральным правительством финансирование областной программы модернизации энергетической системы, в числе пунктов которой был предусмотрен и перевод двух стареньких мазутных котельных (в пушкинских Горках и в Опочке) на СПГ. СПГ – потому, что строительство газоотвода обошлось бы дороже, рациональнее проблему можно было решить за счет строительства мини-завода и автомобильной транспортировки. «Криогаз», получив кредит в «Газпромбанке» в размере 670 млн рублей, всего за год сумел построить малотоннажный завод расчетной мощностью 20 тысяч тонн СПГ в год (для этого требуется порядка 27 млн кубометров обычного газа), уложившись в контрактные сроки. Но за этот год что-то изменилось с планами министерства финансов, и деньги для модернизации котельных в Псковской области выделены не были. Итог – мини-завод СПГ появился, а, казалось бы гарантированный сбыт его продукции исчез.

Казалось бы, момент достаточно печальный – то ли держать завод закрытым, то ли выпрашивать у «Газпромбанка» кредиты на строительство в Псковской области СПГ-заправок для автотранспорта при условии отсутствия транспорта, способного использовать СПГ в качестве топлива. И вот при чем тут гражданин ЕС в качестве руководителя «Криогаза»? Да при том, что пан Рудницки был осведомлен о том, что Еврокомиссия, в целях усиления борьбы с выбросами вредных газов в атмосферу, издала очередную директиву – регулу, исполнение которой является строго обязательным для всех стран, входящих в ЕС. С 2025 года все суда, перемещающиеся в акватории Балтийского моря, должны использовать топливо с содержанием серы не более 0,5% — в семь раз меньше, чем это разрешено сейчас. Для компаний-судовладельцев это было, да и остается, шоком – нужно либо искать поставщиков дизельного топлива экстра-класса, либо устанавливать целые системы специальных фильтров весьма немалой стоимости. «Под напряжением» оказалась и компания Tallink – владелец и оператор паромов и паромной линии Таллин – Хельсинки. По ее собственным планам подходило время менять один из стареньких паромов на что-то новое и, чтобы не связываться со всеми этими фильтрами и супер-дизелем, она заказала на судостроительном заводе в Финляндии паром Megastar, судовая установка которого использует СПГ. СПГ по содержанию серы проходит любые нормативы, так что решение было логичным. Объем баков Megastar – 600 кубометров, на один рейс требуется 18 тонн СПГ, на год – 12’000 тонн. А дальше сработал стереотип: если судно будет ходить на газе, надо идти в Eesti Gaas. Там кивнули – отличный клиент, «надо брать», ведь СПГ-терминалы есть у соседей в Литве, можно даже с Польшей договориться.

Паром Megastar компании Tallink

И вот тут выяснилось, что от стереотипов придется отказаться. Литовский Indenpendence и польский «Свиноуйсьце» созданы для того, чтобы принять СПГ, провести регазификацию и отправить в газораспределительную систему газ. Никакой заправки самим СПГ, без регазификации, технически не предусмотрено. СПГ как бы есть – но его как бы нет. А финские корабелы докладывали, что строительство Megastar строго по графику, в первом квартале 2017 года они будут готовы передать судно заказчику. Eesti Gaas вполне мог попасть в неприятную ситуацию – если бы вынужден был отказаться от выполнения уже подписанных контрактов. Рышард Рудницки оказался тем человеком, который помог эстонским газовых дел мастерам понять, что при всем богатстве выбора другой альтернативы нет – СПГ-завод в Пскове на тот момент оказался единственным в регионе. В итоге два одиночества, одно – без сбыта, второе – без поставщика, в конце 2016 года встретились в Пскове и хлопнули по рукам, подписав контракт Eesti Gaas приобрел в Германии восемь криогенных прицепов, и теперь грузовики без устали носятся по маршруту Таллин – Псков и обратно. Megastar курсирует ежедневно, каждую ночь его заправляют по системе track-to-ship псковским газом, по итогам 2017 года Eesti Gaas аккуратно поставил те самые 12’000 тонн СПГ, завод «Криогаза» работал пусть и не с полной нагрузкой, но хотя бы на 60% мощности. Ну, вот могло ли с паном Рудницки хоть что-то подобное случиться в его предсказуемом на все 100% Евросоюзе? Строить завод для внутреннего потребления, а в результате оказаться первым российским поставщиком СПГ в Европу – такое возможно только в России! Какие, к черту, скучные финансовые операции в Польше и в ЕС вот после такого-то?

Еврокомиссия свою регулу отменять не собирается, на стапелях вовсю идет строительство новых кораблей с двигателями под СПГ. Эстонские партнеры псковских газовых дел мастеров уверены, что объемы будут только увеличиваться – в конце 2017 года регула ЕК была дополнена новым требованием. Теперь в каждом порту Балтийского моря должна быть обеспечена возможность заправлять СПГ все корабли, которым это необходимо. Eesti Gaas, так уж получилось, стала первооткрывателем этого бизнеса, что дает определенные преимущества. Что еще сказать? В июне 2018 года «Криогаз» сообщил о том, что закончил разработку проекта второго своего завода в Псковской области – на 150 тысяч тонн. Портов в прибалтийских республиках не так уж и мало, рабочие места Псковской области точно не помешают. Сумеет ли эстонская компания остаться «монополистом» по экспорту псковского СПГ – увидим, а пока просто констатируем факт: при подключении польского темперамента знаменитую «торопливость горячих эстонских парней» как рукой снимает.

Несколько слов о Высоцке

Достаточно прост ответ и на вопрос «почему Высоцк?». Первое наименование города – Тронгзунд, которое он получил от своего основателя, Петра I, который в 1710 году решил прикрыть морской подход к только что отвоеванному у шведов Выборгу островными укреплениями. Trong по-шведски – «узкий», sund – «пролив», отсюда и первое название. В 1864-1867 здесь была возведена уже вполне серьезная крепость, от которой в настоящее время сохранились только руины. Портом Тронгзунд стал в годы, когда городок именовался Уурас (uuras – «трудолюбивый») и входил в состав Финляндии. Порт Выборга не имеет больших глубин, у острова Уурас они имелись, так что решение было совершенно логичным. В 1940 Уурас отошел к Выборгскому району Карело-Финской ССР и тогда же получил статус города. После 1944, когда Уурас снова стал советским городом, прошла массовая замена наименований всех населенных пунктов Карельского перешейка, и зимой 1948 Уурас стал Петроостровом, но уже в конце того же года вновь сменил название в память героически погибшего здесь в годы советско-финской войны пулеметчика Кузьмы Демидовича Высоцкого.

Город Высоцк

В советские времена приграничный городок Высоцк был местом базирования военных кораблей, в силу чего порт немного подрос, но в конце 80-х оказался в заброшенном состоянии. В 90-х здесь началась перевалка углей Кузбасса – порт Санкт-Петербурга уже не справлялся с растущими объемами. Причуды 90-х годов – угольный бизнес здесь начинал Марк Петрович Гальперин, после ухода на покой уехавший из России к своей дочери в Австралию. Разработчик боевой информационно-вычислительной системы МВУ-110 «Узел» для дизель-электрических подлодок, профессор кафедры Ленинградского института точной механики и оптики, лауреат государственной премии СССР за участие в проекте подводных лодок «Варшавянка», создатель первых советских микропроцессоров и главный конструктор первой в СССР одноплатной мини-ЭВМ. Для тех, кто заинтересовался такими пируэтами в биографии ученого и города Высоцк, рекомендуем книги самого Марка Гальперина «Прыжок кита» и «Киты меняют кожу» («прыжок кита» — маневр экстренного всплытия подлодки после ее погружения на опасную глубину).

В Высоцк проложена железная дорога, которая в комплекте с большими глубинами и стала основой для развития угольного порта, а в начале нулевых здесь появился и второй порт, построенный ЛУКОЙЛом для перевалки светлых и темных нефтепродуктов. ЛУКОЙЛ намерен строить вторую очередь порта, есть планы по строительству грузовых терминалов для товаров лесопереработки. Будет ли расти Высоцк как город или же тут будет все больше людей из Выборга, пока сказать сложно – из райцентра в город-порт ведет еще и автомобильная дорога, но вот то, что значение этого транспортного узла будет только увеличиваться, спорить не приходится.

Промышленная группа «Газпромбанка»

Давайте еще раз посмотрим на акционерный состав «Криогаз-Высоцка». Контрольный пакет у НОВАТЭКа, 49% у «Газпромбанка» — кажется, все понятно, все традиционно: НОВАТЭК начинает не первый проект, в который затем приглашает других участников, так происходило с «Ямал СПГ», по тому же алгоритму сейчас реализуется проект «Арктик СПГ-2». Но с «Криогаз-Высоцк» все происходит с точностью до наоборот: это «Газпромбанк» разработал проект среднетоннажного СПГ-завода в Высоцке, это «Газпромбанку» каким-то чудом удалось договориться с Газпромом о строительстве газоотвода, мощность которого позволяет поставлять на «Криогаз-Высоцк» до 2,5 млрд кубометров газа в год. Не исключено, что есть какие-то тесные связи между председателем совета директоров «Газпромбанка» и председателем правления Газпрома – тема ищет исследователей, мы ограничимся тем, что подскажем направление поисков: именно эти два поста совмещает Алексей Борисович Миллер.

Только после того, как проект прошел все стадии согласования, господа банкиры пригласили к участию в нем НОВАТЭК. Согласитесь – совершенно необычно и для НОВАТЭКа в частности и для российского банковского сектора вообще. Вот только, когда речь идет о «Газпромбанке», приходится ломать стереотипы. Этот банк владеет 100% акций ОМЗ, холдинга «Объединенные машиностроительные заводы «Группа Уралмаш-Ижора», в составе которого Ижорские заводы, ОМЗ-Спецсталь и ОМЗ-литейное производство в Санкт-Петербурге, Глазовский завод «Химмаш», Уральский металлургический завод и «Уралхиммаш» в Екатеринбурге, уже упомянутый «Криогенмаш» в Балашихе и чешское предприятие Skoda JS a.s., которое тихонько так производит оборудование для АЭС с реакторами ВВЭР, PWR, BWR и оборудование для хранения облученного ядерного топлива. «Газпромбанку» принадлежит 100% акций «РЭП-холдинга», в составе которого старейшее промышленное предприятие Петербурга «Невский завод», завод «Электропульт», институт энергетического машиностроения и электротехники. «Газпромбанк» — это еще и ОАО «Гипрокислород», которое в советское время именовалось «Государственный институт по проектированию кислородных заводов». Список можно продолжать и дальше, а заодно досадовать, что промышленные предприятия «Газпромбанка» не консолидированы в единую структуру – не очень удобно искать, кто входит в эту условную промышленную группу. Общий вывод очевиден – «Криогаз-Высоцк» отнюдь не случайный проект для «Газпромбанка».

Французская технология с русским акцентом

Об успехах России писать легко и приятно, но «узких мест» в нашей промышленности, прямо скажем, достаточно. Одно из них – отсутствие собственных технологий среднетоннажного сжижения природного газа и логично вытекающее отсюда отсутствие производства соответствующего оборудования. На «Криогаз-Высоцке» будет использоваться технология Liquefin™, патент на которую принадлежит французской компании Air Liquide. Этот лицензиар был выбран «Газпромбанком» весьма тщательно: именно Air Liquide согласилась на жесткое требование российских «газовых банкиров»: готовность полностью раскрыть свое ноу-хау для разработки российской технологии производства технологических линий. В результате уже при производстве оборудования для первого проекта, которым стал «Криогаз-Высоцк» уровень локализации составил 60-70%.

Уже сейчас очевидно, что промышленной группе «Газпромбанка» явно под силу довести уровень локализации до 100%, теперь это просто вопрос времени. Изначально «Газпромбанк» наверняка был уверен, что справится с проектом завода в Высоцке самостоятельно, безо всяких компаньонов – надо же кому-то решить проблему газификации Финляндии, сколько уже можно! Нет, все в порядке, тут все буквы на месте: из-за гранитных полей, покрывающих немалую часть территории этой страны газификация за счет прокладки трубопроводов возможна далеко не везде. Gasum, государственная газовая компания Финляндии решает проблему единственно возможным способом – за счет поставок СПГ, а у Газпрома кое-какие связи с этой компанией имеются – до весны 2016 года российскому концерну принадлежали 25% ее акций. Казалось бы – ну что такое эти вот 660 тысяч ежегодных тонн СПГ из Высоцка для целой Финляндии? Однако финские парни нерасторопностью отличаются только в анекдотах – у Gasum до октября 2018 года была собственником 70% акций норвежской компании Skangass AS, лидера в поставках СПГ в Скандинавии через собственную сеть и обладателя долгосрочного контракта с СПГ-заводом Risavika LNG Production в норвежском Ставангере.

В октябре ситуация у скандинавов существенно изменилась – нет больше компании Skangass AS, есть только компания Gasum, финны выкупили все 100% акций и дали ей свое название. Итог – подписать контракт на весь объем продукции «Газпромбанку» с финнами так и не удалось, и вот только тогда в проект «Криогаз-Высоцк» был приглашен НОВАТЭК. Кстати, распределение акций практически точно совпадает с теми объемами СПГ, которые будут распределять «Газпромбанк» и НОВАТЭК. У банка – среднесрочный контракт с Gasum на 300 тысяч тонн продукции в год, оставшиеся 360 тысяч тонн предстоит реализовывать НОВАТЭКу. Кредиты, лизинги, десятки крупных проектов, промышленная группа – ну, вот не захотелось банку брать на себя еще и газовый трейдинг, проще было пригласить профессионалов из НОВАТЭКа, тем более, что этой компании производство СПГ в Балтийском регионе явно было необходимо.

Российско-бельгийский проект в немецком порту, Росатом, СПГ и миниатюрный «глобализм»

В октябре 2018 года совместное предприятие НОВАТЭКа и бельгийской газовой компанией Fluxys получило в аренду земельный участок в немецком порту Росток, где будет строиться СПГ-терминал мощностью 300 тысяч тонн в год. Цель создания терминала – бункеровка морских судов, использующих СПГ в качестве моторного топлива и реализация продукции в автоцистернах на европейском рынке. Именно возможность реализации СПГ мелкооптовыми партиями, обеспечивающими максимальную торговую маржу – причина, по которой НОВАТЭК вошел в проект в Высоцке, а побудительным мотивом для бельгийцев является все та же регула Еврокомиссии о снижении содержания серы в выхлопных газах морских судов. Кажется, список загадок «Криогаз-Высоцка» уже подходит к концу, осталось совсем немного – разобраться, каким образом в проект оказалось вовлечено одно из предприятий Росатома и откуда на спотовом европейском рынке СПГ появились партии этого товара еще до первой официальной с нового терминала в Высоцке.

Порт города Росток (Германия)

У любого нового производства в России для запуска в эксплуатацию есть необходимость в решении двух задач. Необходимо обеспечить пуско-наладочные работы, чтобы убедиться – технологические цепочки разработаны и созданы грамотно, все будет работать так, как запланировано. Вторая задача – суметь доказать Ростехнадзору, что на производстве все соответствует всем нормативам и требованиям, в том числе и по безопасности. Для «Ямал-СПГ», к примеру, этот этап взяла на себя международная компания Technip, с которой у НОВАТЭКа был подписан ЕРС-контракт, что вполне логично. На «Ямал-СПГ» используется технология АР-3Сtm от американской Air Products, Technip – тоже американская компания, вот ей, как говорится, и карты в руки. Но в Высоцке используется «русифицированная» французская технология, поэтому пусконаладку и подготовку документации для Ростехнадзора отдавать в чужие руки не было ни малейшего резона. А дальше логическая цепочка рассуждений была очевидна: говорим Ростехнадзор — автоматически вспоминаем про Росатом, поскольку не только АЭС, но и ни один другой ядерный и радиационный объект в эксплуатацию принимается только после тщательнейших проверок со стороны государственного регулятора России. Говорим Росатом и Ростехнадзор — автоматически вспоминаем про «Атомтехэнерго», поскольку именно эта компания все годы своего существования специализируется именно на проведение физических и энергетических пусков АЭС, в силу чего непосредственно контактирует с Ростехнадзором и отлично знает предъявляемый им уровень требований. Пазл сложился, и 150 атомщиков с февраля 2019 года отправились в командировку в славный город Высоцк.

Пуско-наладка технологических линий завода – это еще и ответ на загадку досрочных поставок СПГ из Высоцка, ничего необычного в этом нет. Даже в том случае, когда в цеху появляется новый совсем простенький токарный станок, его сначала проверят – соответствует ли он паспортным данным. Линию для сжижения смонтировали – тут же и проверили, все ли в порядке с технологией. А результат проведения пуско-наладочных работ – те самые 70 тысяч кубометров СПГ, которые и были проданы небольшими партиями на спотовом рынке. Если внимательно посмотреть на все сообщения по этому поводу – эти 70 тысяч кубометров были доставлены различным потребителям за семь рейсов, то есть партиями по 10 тысяч кубометров.

Не более, чем технологическая необходимость, никаких глобальных выводов из этого делать нет никакой нужды. А таковые имелись – несколько СМИ успели написать о «глобальном наступлении российского СПГ на Литву». Эта страна действительно прикупила три партии СПГ у «Криогаз-Высоцка», вот только ничего глобального в этом точно не было. Три партии СПГ из Высоцка – это около 30 тысяч кубометров СПГ или, после регазификации, чуть более 25 млн кубометров газа в его обычном состоянии. А годовая мощность регазифкационного судна Independence, которое с 2015 года трудится в морском порту Клайпеды – 4 млрд кубометров. Процентное соотношение предлагаем высчитывать самостоятельно, у нас вот получается, что «Криогаз-Высоцк» сумел задействовать 0,6% мощности Independence. Глобальные выводы, говорите? Ну-ну. Да и не так велик тот Евросоюз, чтобы в Литве не знали про российско-бельгийский проект в немецком порту – все отлично понимают, что СПГ из Высоцка «на сторону» НОВАТЭК будет продавать немного и недолго. Недолго – это ровно тот период времени, который уйдет на строительство СПГ-терминала в Ростоке, не более того.

Главный же для промышленности России результат реализации проекта «Криогаз-Высоцк»: то, что на следующих среднетоннажных СПГ-проектах локализация вырастет до 95% — промышленники освоили новое для них направление производства. Сильно ли отличается оборудование, которое требуется от «французской технологии с русским акцентом» Liquefin™ от оборудования, которое необходимо для запатентованной НОВАТЭКом технологии «Арктический каскад»? Вот тут требуется ответ от более сильных профессионалов, а мы со своей стороны отметим, что на четвертой технологической линии «Ямал СПГ», которой и станет первая, опытно-промышленная, линия «Арктического каскада», будут использованы газовые турбины мощностью 32 МВт. Вот цитата с сайта РЭП-холдинга:

«РЭП Холдинг» производит высокотехнологичный газоперекачивающий агрегат «Ладога-32» для условий эксплуатации любой сложности, который отличают высокий КПД (36 %), низкий уровень выбросов и значительный ресурс работы».

Впрочем, про «Арктический каскад» и про проект «Обский СПГ» — уже не в этой статье.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
Pays baltes: gaz russe sans options – IA REX – DE LA GRANDE VADROUILLE A LA LONGUE MARGE
2019-06-07 06:32:23
[…] le coût de la logistique, qui est généralement incomparable avec nos concurrents , en particulier depuis le terminal de Vysotsk . Et quels que soient les résultats obtenus par les Lituaniens, les lois de la table de […]

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.