Аналитический онлайн-журнал

Норильск — отправная точка в добыче углеводородов Восточной Сибири

Норильск — отправная точка в добыче углеводородов Восточной Сибири

Ванкорский кластер.
SHARE

В последние годы о развитии Арктической зоны России, о нашем Северном морском пути говорят много и часто – Россия снова возвращается в этот суровый край, но уже с новыми технологическими возможностями, на совершенно новом витке развития науки. Россия шла на север, на восток огромного материка веками – ушедшая в легенды «златокипящая Мангазея» была основана на реке Таз на 67-м градусе северной широты еще в 1601 году. Архангелогородские поморы добирались до нее через Обскую губу еще в XVII веке, а в 1686 году мангазейский купец Иван Толстоухов на трех кочах с шестьюдесятью участниками экспедиции отправился искать морской путь от устья Енисея до устья Лены. Из той, самой первой экспедиции по Таймыру — много позже следы экспедиции Толстоухова были найдены на острове Фаддея на северо-восточной оконечности огромного полуострова, но начало изучению Таймыра было положено еще тогда.

Но в те времена единственным богатством полуострова для купцов были лишь соболиные шкуры, освоение столь сурового края только ради них шло не быстро вплоть до ХХ века. Темп стал нарастать только после удивительных находок выдающегося исследователя Арктики Николая Николаевича Урванцева. В 1919 году адмирал Колчак отправил молодого выпускника горного отделения Томского университета на разведку каменного угля на Таймыр – в район, где сейчас расположен Норильск, самый северный город планеты с населением более 100 тысяч человек. В 1920 году группа Урванцева на берегу небольшой реки Норильской открыла очень богатое месторождение каменного угля, а в 1921 – богатейшее месторождение медно-никелевых руд с высоким содержанием платины. Деревянная изба, в которой Николай Урванцев зимовал в 1921 году, сохранена, теперь она стала музеем, который так и называется – «Первый дом Норильска».

Таймырская геофизическая экспедиция

Уголь и полиметаллические руды, которые были крайне необходимы стране обеспечили возможность строительства Норильского горно-металлургического комбината и поселка, который в 1953 году получил статус города. В начале 60-х годов прошлого века тепловые станции Норильского промышленного района, работавшие на угле и привозном дизельном топливе, оказались невыгодны – шахтная добыча угля была слишком дорогой. 27 мая 1961 года приказом Главгеологии РСФСР была основана Таймырская геофизическая экспедиция, главной целью для которой стал поиск в низовьях Енисея запасов природного газа – Норильску и комбинату он становился все более необходим. В 1964 году в Норильск приехал председатель Совета министров СССР Николай Косыгин, который конкретизировал геофизикам задачу: в течение трех лет они должны были найти промышленные месторождения газа в радиусе 250 км от Норильска. Неудача обошлась бы очень дорого – пришлось бы тянуть магистраль от Тюменских месторождений, но геофизики справились с поручением.

Геофизики за работой

Используя в качестве основного новейший на тот момент метод сейсмогравимагнитного моделирования, комплектуя его другими геофизическими методами, специалисты Таймырской экспедиции выявили и детально изучили не только в пределах обозначенного района, но и за его пределами целый ряд отвечающих заданным характеристикам структур, залегающих на доступных для бурения глубинах – от двух до трех километров. Осуществленное по рекомендациям геофизиков бурение привело к целой череде открытий месторождений нефти и газа в Норильском регионе уже в 1965 -1968 годах. 1966 год – открытие месторождений газа и газового конденсата Нижнехетское, Зимнее, Мессояхское. 1968 год – Южно- и Северо- Солёнинские, Казанцевское, Пеляткинское. 1969 год – Озерное, 1971 — Сузунское, 1976 — Дерябинское, 1977 – Балахнинское, 1981 – Хабейское, 1984 – Лодочное месторождение нефти, 1987 – Ушаковское нефтяное, 1988 – Тагульское нефтяное, 1990 – Пайяхское и Нанадянское месторождения нефти, 1992 – Ванкорское нефтяное, 2000 год – Ново-Солёнинское нефтяное, 2010 год – Северо-Пайяхское месторождение нефти.

В.И. Казаис

Открытие Северо-Пайяхского месторождения сняло последние вопросы по перспективам Енисей-Хатангского прогиба. Сорок с лишним лет идет проверка бурением результатов работы геофизиков, и даты, приведенные в списке, наглядно показывают, насколько точен и результативен оказался метод сейсмогравиметрии. В этом году исполняется 80 лет выдающемуся ученому и практику, основоположнику этого направления в геофизике Владимиру Исааковичу Казаису, под руководством которого Таймырская геофизическая экспедиция и сделала эти открытия. Заслуженный геолог Российской Федерации, Почетный гражданин Таймыра, заслуженный работник Таймырского автономного округа – регалии Владимира Исааковича можно перечислять долго. А можно сказать коротко: это его уму и огромной работе Россия обязана тем, что в наше время идет освоение всех этих месторождений, запасы которых обеспечивают нашей стране одно из лидирующих мест в мировом рейтинге нефтедобывающих стран. Открытия, сделанные группами Казаиса, вот уже десятилетия обеспечивают электрической и тепловой энергией Норильск и комбинат, который теперь носит название «Норникель». Как бы кто ни относился к его нынешнему владельцу, необходимо помнить – работа комбината обеспечивала загрузку Севморпути заказы для Росатомфлота все 90-е и нулевые годы. Сейчас, конечно, обстановка стала выглядеть совершенно иначе, но именно «Норникель» дал России возможность сохранить наш уникальный атомный ледокольный флот – давайте просто не забывать об этом.

Первый заполярный магистральный трубопровод

В настоящее время добычу и разведку углеводородов в Арктическом регионе ведут сразу несколько российских компаний и концернов – Газпром и ГазпромНефть, Роснефть, ЛУКОЙЛ, «Независимая нефтегазовая компания». Нефть и газ транспортируются при помощи магистральных трубопроводов, но и в этом случае нам тоже приходится вспоминать про «Норникель». Мессояхское газовое месторождение было открыто в 1966 году, в 1967 году здесь был получен первый промышленный приток газа. Находится это месторождение в 250 км от Норильска, на границе полуостровов Ямал и Гыдан, 70-й градус северной широты. Впервые в мировой практике предстояло создавать газодобычную и газотранспортную системы за Полярным кругом, в условиях полярных ночей зимой, где летом проблема наличия обширных зон распространения многолетнемерзлых просадочных грунтов сменялась проблемой высокой обводненности и заболоченности. Впервые пришлось разрабатывать и новые сплавы для труб, соединительных деталей, арматуры, газовой аппаратуры – имевшиеся на тот момент были рассчитаны на температуры до -40, а для Таймыра и -60 редкостью не является.

Промышленность справилась, справились всего за два года и строители газопровода, несмотря на невиданную до той поры сложность. 263 км магистрали Мессояха – Норильск потребовали пересечения 15 крупных озер и болот, 86 рек, одной из которых был Енисей, и уже тогда, на первой заполярной газовой трассе ее проектировщики смогли обеспечить беспрепятственное перемещение северных оленей при смене пастбищ. Магистраль была построена всего за два года, а полученный тогда бесценный, уникальный опыт сделал возможным строительство газопроводов от Бованенковского месторождения Газпромом, помог НОВАТЭКу в освоении Южно-Тамбейского месторождения, Транснефти при проектировании и прокладке нефтепроводов Пурпе – Самотлор и Ванкор – Пурпе. И уж, само собой, на опыт первых проектировщиков и строителей скважин и трубопроводов опираются компании, обеспечивающие «Норникель» и Норильск природным газом в наши дни. Хотя Мессояхское газовое месторождение уже весьма основательно выработано, «Норильскгазпром» без работы не остается – компания ведет добычу на Южно-Солёнинском и Северо-Солёнинском месторождениях. Но основной объем добычи – на Пеляткинском месторождении — ведет «Таймыргаз». «Норильсктрансгаз» — еще одна компания в составе «Норникеля», она отвечает за работу всех газовых магистралей.

Усть-Хантайская ГЭС (Норильск, Россия)

«Норникель» и Норильск остаются самым уникальным промышленным кластером России – собственные газовые месторождения, собственные ТЭЦ и даже собственная ГЭС, Усть-Хантайская, одна из самых северных ГЭС в мире. О том, как она возводилась, как строилось ее подземное здание и о том, как она работает сейчас, придется рассказывать отдельно – она того заслуживает. А этот небольшой экскурс – о том, как научные разработки оказываются способны на протяжении десятилетий служить интересам страны и о том, что все технологии добычи углеводородов в Арктическом регионе России – «родом из Норильска». Да, еще один нюанс – в хронологии открытий бурением месторождений из «списка Владимира Казаиса», если присмотреться, хорошо виден перерыв почти в две пятилетки, с 1992 по 2000 год. Это – еще один след «святых девяностых», столь любимых сторонниками доктрины либеральной экономики.

Ванкор и «романтика» зари капитализма

Девяностые были годами безудержной приватизации многих и многих нефтяных месторождений, в числе которых оказались и открытые на территории Таймыра, в том числе и настоящей «жемчужины» — Ванкорское. До 1991 года геологи успели пробурить на нем шесть скважин, три из которых оказались аварийными, но, тем не менее, уверенность в перспективности у специалистов оставалась. Премьер-министру России Дмитрию Медведеву приписывают авторство фразы «Денег нет, но вы держитесь», но мы с вами люди взрослые, потому понимаем, что первым эти слова произнес, безусловно, Егор Гайдар. В 1991 году денег не стало от слова «вообще», а полнейшая открытость России иностранному бизнесу дала простор для творчества авантюристов разного масштаба.

В 1992 году два шейха из Объединенных Арабских Эмиратов, Ахмед Банафа и Мохамед Фари, побывав в Красноярске и почувствовав нефтяные перспективы края, учредили компанию «Англо-Сибирскую нефтяную компанию», что на русский язык переводится как «Рога и копыта». Эти джентльмены ничего инвестировать в красноярские нефтяные проекты не собирались – как показали дальнейшие события, целью было получение любыми путями лицензий на разведку и добычу с дальнейшей выгодной перепродажей. Но времена были романтичные, сибиряки были еще исключительно доверчивы, и в том же 1992 году было основано СП «Енисейнефть» с арабско-сибирско-английскими деятелями, российскими соучредителями которой стали весьма уважаемые «Енисейнефтегазгеология» и «Енисейгеофизика». Вот «Енисейнефть» в 1993 году и стала обладательницей лицензией на разведку и освоение Ванкорского месторождения, однако никаких практических действий не последовало. Одно время к проекту присматривалась Royal Dutch Shell, однако тут приключился тотальный обвал нефтяных котировок – в 1998 году за баррель давали 9,6 доллара, и интерес пропал, так ни во что и не реализовавшись. От отчаяния начались заигрывания с ЮКОСом – Михаил Ходорковский выкупил 37% акций «Енисейнефти», однако заниматься Ванкором тоже не торопился.

Юрий Шафраник – человек, оценивший перспективы Ванкора

И вот тогда в бой вступил Юрий Шафраник – человек, значимость которого для нефтяного сектора России еще только предстоит осознать. Профессиональный нефтяник, Юрий Шафраник к 1991 году уже десять лет возглавлял производственное объединение «Лангепаснефтегаз» — ту самую первую букву в будущей компании ЛУКОЙЛ. За эти 10 лет добыча нефти в Лангепасском нефтяном районе увеличилась с нуля до 30 млн тонн в год – даже по советским временам это было чрезвычайно серьезным успехом.

Ю.К. Шафраник

В сентябре 1991 года Юрия Шафраника стал главой администрации Тюменской области, а в 1993 году указом Ельцина Шафраник был назначен министром топлива и энергетики Российской Федерации. Стараниями Шафраника остались в государственной собственности и стали объектами государственного регулирования в нефтяном секторе «Транснефть» и «Транснефтепродукт». Кроме того, государственное предприятие «Роснефть», созданное в 1993 году, было преобразовано в акционерное общество и наделено особыми полномочиями правительства РФ «по доверительному управлению закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ, не вошедших в состав нефтяных компаний, и функциями генерального заказчика научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по общеотраслевым программам, а также по реализации государственной доли углеводородов по соглашениям о разделе продукции». Если коротко, то Роснефть – детище Шафраника, но самое удивительным стоит считать то, что Юрий Шафраник никогда не стремился возглавить эту компанию.

В 1996 году в силу «особого отношения к плану проведения залоговых аукционов» Шафраник подал в отставку с поста министра и ушел в частный бизнес, возглавив сначала «Центральную топливную компанию», а с 2000 года – Международную группу компаний «СоюзНефтеГаз». Вот цитата из одного из интервью Шафраника 2001 года:

«Проект Ванкор может оживить весь север Красноярского края, хотя не только он один, поскольку речь идет примерно о 150 млн тонн извлекаемых запасов нефти. А для освоения такого крупного региона и оправданных затрат на инфраструктуру нужно 300‒500 млн тонн извлекаемых запасов нефти. И они на севере Красноярского края есть. Нужно их доразведать, а на это понадобится еще несколько лет».

Он был первым крупным бизнесменом, который по достоинству оценил перспективы Ванкора, поверил в них, и в том же 2001 году перешел к действиям – «СоюзНефтеГаз» вошел в акционерный капитал «Енисейнефти». Перипетии борьбы с ЮКОСом, которые выдержал Шафраник в следующие два года – тема отдельного даже не рассказа, а крупного детективного романа. «СоюзНефтеГаз» судился с ЮКОСом за акции «Енисейнефти», в это же время Роснефть выкупила «Англо-Сибирскую нефтяную компанию» вместе с контрольным пакетом все той же «Енисейнефти». Шафраник сумел одолеть Ходорковского, несмотря на все его тогдашнее влияние, после чего в 2003 году все выигранные в судах акции «Енисейнефти» продал Роснефти. На этом вся «романтика» и закончилась – в 2003 году лицензия на разведку и добычу нефти Ванкора была переписана на Роснефть, а в 2004 году «Енисейнефть» удалось ликвидировать.

Ванкорский кластер в цифрах

Под словом «Ванкор», происхождение которого, кстати, вообще неизвестно, понимается не только собственно Ванкорское месторождение – на самом деле это целый кластер, в который входит еще несколько месторождений из все того же «списка Владимира Казаиса». Помимо собственно Ванкорского месторождения, в группу входят Лодочное, Тагульское и Сузунское, расположены они все неподалеку друг от друга (по сибирским, конечно, меркам) в Туруханском районе Красноярского края и, частично, Таймырского района. В 2004 году Роснефть создала специализированную компанию «Ванкорнефть», которая и занимается разработкой всего этого кластера. Вам ничего не говорят все эти названия? Вот данные по их извлекаемым запасам на 1 января 2018 года, в скобках – пересчет тонн в более привычные в последнее время баррели нефти. Готовы?

  • Ванкорское месторождение (вместе с Северо-Ванкорским участком) – 327 млн тонн нефти и газового конденсата (2,4 млрд баррелей) и 121 млрд кубометров газа;
  • Сузунское месторождение – 51 млн тонн нефти (376 млн баррелей) и 40 млрд кубометров газа;
  • Тагульское месторождение – 297 млн тонн нефти и конденсата (2,2 млрд баррелей) и 251 млрд кубометров газа;
  • Лодочное месторождение – 78 млн тонн нефти и газа (575 млн баррелей) и 95 млрд кубометров газа.

Итого по кластеру – 753 млн тонн нефти и газового конденсата (почти 5,6 млрд баррелей) и 500 млрд кубометров газа. Более крупных месторождений в разработке в России сегодня нет, но приведенные данные окончательными считать не приходится: Роснефть продолжает геологоразведочные работы и на всех месторождениях Ванкорского кластера, и еще на 24 лицензионных участках в непосредственной близости от него. Компания самым активным образом участвует во всех аукционах по продаже лицензий, что совершенно оправдано – базовая инфраструктура уже создана, разработка новых участков уже не будет требовать столь большого объема инвестиций.

От разведочных скважин до промышленного освоения

Промышленная добыча на Ванкоре была начата в 2009 году, за это время Роснефть инвестировала в этот проект около 5 млрд долларов, в октябре 2017 года месторождение прошло знаковый барьер, добыв 150 млн тонн нефти. На что ушли эти 5 миллиардов долларов? Речитативом. Нефтепроводы Ванкор – Пурпе протяженностью 556 км, Сузун – Ванкор, нефтепровод от Лодочного месторождения до главной магистрали Ванкор – Пурпе. Газопроводы Ванкор – Хальмерпаютинское, Тагул – Ванкор и от Лодочного месторождения до газопровода Тагул – Ванкор. Центральный пункт сбора мощностью 19 млн тонн нефти и 10 млрд кубометров газа в год, в составе которого – головная нефтеперекачивающая станция, которая перекачивает очищенную до товарного состояния нефть до Пурпе. Кроме того, в структуре центрального пункта сбора – газокомпрессорная станция высокого давления, которая обеспечивает и прокачку газа по магистрали Ванкор – Хальмерпаютинское протяженностью 108 км в единую систему газоснабжения России, и подачу газа на газотурбинную ТЭЦ мощностью 200 МВт, и закачку газа в нефтяные пласты для повышения отдачи. Общий фонд скважин Ванкорского кластера – 860 штук, из которых 468 – добычные, здесь работают две установки предварительного сброса воды, на которых нефть отделяют от пластовой воды и попутного газа. Уровень использования попутного газа на Ванкоре достиг 95% — самый высокий показатель для России.

Ванкорская газотурбинная электростанция (ГТЭС), Фото ПАО «НК «РОСНЕФТЬ»

Что еще? 120 км автомобильных дорог внутри кластера, 1’400 км линий электропередач, в 2015 году Ванкор подключили к энергосистеме Тюменской области, но уже начато строительство еще одной собственной газовой ТЭЦ мощностью 150 МВт – с расширением уровня разработки энергии будет не хватать. Аэропорт, рассчитанный на вертолеты, три жилых комплекса на одновременное пребывание 3’000 человек, столовые, гостиничная база с двухместными номерами со спортивными залами, кинотеатром и библиотекой, медицинский пункт со стоматологическим кабинетом и реанимационным отделением. В поселке – спутниковое телевидение, интернет и мобильная связь по тарифам Красноярского края. Поскольку автомобильной техники на месторождениях много, тут имеется и небольшой НПЗ мощностью 50 тысяч тонн дизельного топлива в год. Роснефть – компания государственная, поэтому есть еще одно направление необходимой работы: в Игарке, Туруханске и в Красноярске для школьников 10-11 класса созданы «Роснефть-классы», с которых начинается профориентационная работа с будущими специалистами, при непосредственном участии компании был построен учебно-лабораторный корпус Института нефти и газа Сибирского федерального университета. Не думаем, что смогли перечислить все, но мы хотя бы старались объяснить, что «Ванкорский кластер» — не просто звонкое название, а реальность, данная всему Красноярскому краю в совершенно конкретных ощущениях.

Индусы в Туруханском районе и на Таймыре

С 2016 года Ванкорский кластер стал международным или, точнее – российско-индийским энергетическим хабом. 5 октября 2016 года, после прохождения всех согласовательных процедур с государственными надзорными органами России индийская компания ONGC Videsh Ltd закрыла сделку по приобретению 26% акций «Ванкорнефти» за 3,126 млрд долларов, а консорциум в составе компаний Oil India, Indian Oil Corporation и Bharat Petroresourses – по приобретению 23,9% за 2,021 млрд долларов. Все перечисленные индийские компании – государственные, как и Роснефть. При этом Роснефть сохранила за собой не только 50,1% акций, контроль над операционной деятельностью кластера, а также на его общей инфраструктурой, которая была передана специально созданной для этого компании «РН-Ванкор». Полученные средства Роснефть инвестирует в дальнейшее освоение месторождений, входящих в состав кластера – уже идет добыча на Сузунском, на очереди Лодочное и Тагульское. По планам компании планка добычи должна составлять 25 млн тонн нефти ежегодно, и планы эти совершенно реальны – если, конечно, не придется вносить коррективы в связи с участием России в соглашениях по ограничении добычи в рамках ОПЕК+.

Нефтяная магистраль Ванкор — Пурпе

Нефтепровод Ванкор – Пурпе на сегодняшний день – основа для возможности добычи на заявленном уровне, с технической точки зрения это тоже произведение инженерного искусства. Пурпе для Ванкора – это далеко на юге, трасса трубопровода идет в этом направлении. Ее условно можно разделить на две части: северные 216 км, в зоне вечной мерзлоты она проложена надземным способом, оставшиеся 327 км уложены в траншею. Строить нефтепровод начали в 2006 году одновременно с двух сторон, условия были тяжелейшими – вечная мерзлота, значительные перепады температур, отсутствие дорог и отсутствие возможности передвигаться без зимников усугублялись недостаточной изученностью территории, что заставляло вносить изменения в проект. Аномально теплая для здешних мест зима 2006 года едва не сорвала сроки строительства, поскольку схема завоза оборудования на северный участок была, мягко скажем, комбинированной.

Нефтепровод

Железной дорогой грузы доставляли на станцию Коротчаево, затем в период навигации их перегружали на баржи и по рекам Пур и Таз и перемещали в поселок Сидоровск, где «Ванкорнефть» оборудовала площадку для складирования. Из Сидоровска после наступления холодов грузы шли уже зимниками, в теплое время трубы вдоль трассы «раскладывали» при помощи вертолетов. Недостаточное геологическое обследование трассы – звучит загадочно и не очень понятно, а на деле это означало что там, где рассчитывали бурить только вечную мерзлоту, обнаруживался скальный грунт или встречались таловые линзы или наоборот. Проектные 20’000 свай, из которых 10’000 винтовых (для пучинистых грунтов) по ходу строительства превратились в 25’000, из которых 11’000 винтовых, глубина погружения, предусмотренная в диапазоне 8-10 метров выросла до 8 -16 метров. Северный участок трубы спроектирован с компенсацией продольных деформаций и уложен на опорах, обеспечивающих перемещение по ним трубопровода при изменении температуры и давления. Трубопровод разбит на температурные блоки неподвижными опорами, установленными через каждые 395 метров, на каждой опоре установлено от 2 до 4 заполненных хладогелем термостабилизаторов, которые препятствуют растеплению грунтов. Чтобы уложиться в проектные сроки, Роснефти пришлось увеличить количество компаний-подрядчиков – начинали две, продолжали три. Свайные переходы через реки, приостановка работ при температурах ниже -50 из-за невозможности проводить ряд технологических работ – до «золотого стыка», который, не взирая ни на что, был произведен 7 мая 2009 года, пройти пришлось через многое.

До Пурпе нефтепровод прокладывала Роснефть, в Пурпе он присоединяется к системе трубопроводов «Транснефти» и далее нефть Ванкора вливается в магистральный нефтепровод ВСТО, Восточная Сибирь – Тихий океан, по которому с 1 января 2018 года она экспортируется в Китай. Такая вот геополитическая ирония судьбы – индийские государственные компании помогают России снабжать Китай «черным золотом», не взирая на не самые простые отношения Пекина и Нью-Дели. Симметричным ответом Китая может быть только один – участие в нефтедобывающем российском проекте, добыча с которого будет поставляться в Индию. Реально ли это? Как ни удивительно – вполне. Впрочем, мы предлагаем не удивляться тому, что и такое в России вполне реально, вон у нас на глазах, в режиме онлайн, идет завершение совсем уж небывалого – осенью будет открыто железнодорожное сообщение по первому в мире китайско-еврейскому мосту через Амур (с нашей стороны великой реки расположена Еврейская автономная область)!

Новое – это хорошо забытое старое

Проект освоения группы Ванкорских месторождений сделал бы честь даже советскому Госплану: подготовка началась в 2006 году, до Китая нефть добралась в 2018-м. Казалось бы, Роснефть вполне может на этом остановиться, спокойно продолжать работу по добыче на месторождениях, продолжать геологоразведку на новых лицензионных участках. По имеющимся на сегодня производственным планам, работы на кластере закончатся не ранее 2037 года, но это только в том случае, если геологи не порадуют крупными открытиями, чего исключать не приходится. Однако с весны 2019 года Игорь Сечин, глава Роснефти, начал продвижение совершенно неожиданного, на первый взгляд, проекта – строительство нефтемагистрали от Ванкора до Диксона, с тем, чтобы нефть шла не по трубопроводам, а поставлялась танкерами по Севморпути. Во многих СМИ эти новости подаются как самая настоящая сенсация, многие из вас, уважаемые читатели, наверняка были удивлены:

«Что этому Сечину надо, зачем тратить деньги при наличии действующей системы нефтепроводов?».

Однако сенсации нет от слова «вообще», это мы просто за своими делами, за потоком новостей успели забыть, как начинался проект Ванкора в 2004 году, когда Роснефть только-только смогла добиться контроля над этим стратегическим месторождением. А вот у Аналитического онлайн-журнала Геоэнергетика.ru никакого удивления нет, у нас архивы хорошие. Газета «КоммерсантЪ-Красноярск», 20 марта 2004 года:

«По словам руководителя Роснефти Сергея Богданчикова [звучит фантастически, но были и такие удивительные времена, когда Роснефтью руководил не Игорь Иванович Сечин] «Ванкор объявляется приоритетным проектом компании». … На первых этапах разработки, по словам Богданчикова планируется транспортировка нефти с месторождений Ванкорского блока по нефтепроводу длиной около 750 км до порта Диксон на побережье Северного Ледовитого океана. В порту сырье будет переваливаться «на воду» и отправляться в Роттердам. Для реализации данного проекта Роснефть намерена привлечь иностранные инвестиции на условиях проектного финансирования».

Химия и деньги

Как видите, правильнее ставить вопрос совершенно иначе – не «Почему сейчас на север», а «Почему в 2006-м пошли на юг». На юг – не потому, что работники Роснефти после -60 на Ванкоре хотели погреться в Пурпе при -30, причины были серьезнее. Котировки нефти на уровне 20-30 долларов за баррель, отсутствие танкеров Aframax усиленного ледового класса, наличие у Росатомфлота всего четырех атомных ледоколов, отсутствие планов интенсивного развития СМП – вот, если совсем коротко. Почему изначально хотели на север? Нефть – продукт не простой, химический состав у нее зачастую очень разный в разных месторождениях. Россия на мировой рынок поставляет нефть марки Urals, но это не значит, что на всех наших месторождениях добывается нефть одинакового качества – «Транснефть» стандартизирует под определенные показатели нефть с самыми разными характеристиками. Основных характеристик, однако, всего две – плотность и содержание серы. Чем легче нефть, тем выше в ней содержание наиболее ценных легких фракций, тем меньше требуется усилий для ее переработки, причем слово «ценнее» здесь в буквальном его смысле – дороже. В тяжелой нефти, наоборот, содержится большое количество высокомолекулярных примесей – таких, как смолисто-асфальтовые вещества, что делает ее переработку более ресурсно-затратной. Сера для нефтепереработки – главное зло, поскольку крайне неблагоприятно воздействует на дорогостоящие катализаторы, а при сгорании нефтепродукты, произведенные из нефти с высоким содержанием серы, выделяют в атмосферу повышенное количество вредных выбросов.

Для европейского и азиатского рынка эталонной маркой нефти является смесь Brent с плотностью 825 – 828 кг на кубометр, содержание серы – 0,37%. Наш Urals – это плотность 860 — 871 на кубометр и содержание серы – 1,3%. Соответственно, продавать Urals приходится дешевле, дисконт в среднем составляет 10%, и именно по таким ценам нефть по магистрали ВСТО экспортируется в Китай. А вот с нефтью Ванкора ситуация совершенно иная – она легче, чем Brent, а содержание серы в ванкорской нефти не превышает 0,2%. И это – тоже дисконт, тоже 10%, вот только не с «минусом», а с «плюсом».

Вот теперь можно «поиграть в арифметику», сравнив варианты поставок нефти Ванкора по трубопроводу ВСТО и танкерами из Диксона. Диксон – это сразу «минус» на строительство нового трубопровода вдоль Енисея, нового порта в бухте Северная и на строительство танкеров ледового класса. Выигрыш рассчитаем исходя из плановой добычи на группе Ванкорских месторождений и из котировок нефти марки Brent. Плановая добыча, как уже говорилось, 25 млн тонн или 185 млн баррелей, котировки Brent сейчас в пределах 65 долларов за баррель. Ванкорская нефть по ВСТО с учетом отрицательного дисконта – 58,5 долларов за баррель, Ванкорская нефть по СМП с учетом положительного дисконта – 71,5 долларов за баррель, то есть на 13 долларов за баррель дороже. Умножение 13 долларов на 185 миллионов баррелей – домашнее задание от Геоэнергетики, чтобы нас никто не обвинил в давлении на следствие. Вот на эти два с лишним миллиарда долларов в год Игорь Иванович Сечин и рассчитывает в случае реализации «СМП-варианта» для Ванкора, собственно говоря.

Учтем и то, что «минус» на строительство танкеров весьма условен – эту работу способен взять на себя наш дальневосточный судостроительный кластер «Звезда», как условен и «минус» на строительство нефтеналивного порта на трассе СМП, который уверенно получит дополнительный грузооборот, тем самым ускорив окупаемость инвестиций в строительство атомных ледоколов новых поколений. «Поколений» именно во множественном числе, поскольку для доставки нефти не только в Европу за счет использования строящихся ледоколов серии ЛК-60, понадобятся еще и «Лидеры», которые предстоит строить все той же «Звезде». Строительство трубопровода, танкеров, атомных ледоколов – это новые и новые заказы по всей производственной цепочке, в том числе, между прочим, и для компании «Северная звезда» с ее проектом угольного кластера на Сырадасайском таймырском месторождении, о котором мы совсем недавно писали.

Разработка группы месторождений Ванкор началась почти за 10 лет до того, как была сформулирована идея комплексного инвестиционного проекта «Енисейская Сибирь». Конечно, Роснефть сотрудничает с Красноярским краем, но вне поля действия «Енисейской Сибири», и вот о том, как может возникнуть синергия между «СМП-вариантом» для Ванкорских месторождений и этой сибирской инициативой, мы поговорим в следующей статье.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.