Аналитический онлайн-журнал

Иерархия стратегических документов России

Иерархия стратегических документов России

Энергетическая стратегия - одна из многих.
SHARE

10 июня 2020 года на официальном сайте правительства Российской Федерации было опубликовано сообщение о том, что Михаил Мишустин утвердил Энергетическую стратегию на период до 2035 года.

«В качестве стратегических целей ТЭК документ фиксирует содействие социально-экономическому развитию России, а также укрепление и сохранение позиций в мировой энергетике. В числе основных задач – удовлетворение внутреннего спроса на энергоресурсы, развитие экспорта, модернизация и повышение доступности инфраструктуры, достижение технологической независимости, цифровая трансформация и обеспечение энергобезопасности. Особое внимание в стратегии уделено расширению газотранспортной инфраструктуры в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, развитию мощностей по производству сжиженного природного газа, обеспечению устойчивости энергосистемы. Кроме того, сделан акцент на снижении негативного воздействия ТЭК на окружающую среду».

Текст, еще раз обращаем ваше внимание – на официальном сайте Правительства: распоряжением №1523-р от 9 июня 2020 года отменено действие предыдущей Энергетической стратегии, утвержденной еще в 2009 году. Вроде бы все корректно, все на своих местах. Однако 2 апреля 2020 года на официальном сайте Министерства энергетики было опубликовано другое сообщение, тоже касающееся все той же новой Энергетической стратегии:

Москва, 2 апреля. – «Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак на заседании Правительства представил проект Энергетической стратегии России на период до 2035 года. Выступая с докладом, Александр Новак сделал упор на вклад, который реализация Энергетической стратегии внесет в достижение национальных целей развития, определенных указом Президента Российской Федерации. По итогам заседания Правительства Российской Федерации проект Энергетической стратегии Российской Федерации до 2035 года был одобрен».

Энергетическая стратегия – первый из программных документов Министерства энергетики

Таким образом, 2 апреля Энергетическая стратегия до 2035 года (ЭС-2035) была правительством одобрена, а 9 июня – им же еще и утверждена. При этом в апреле правительство считало, что основной задачей ЭС-2035 является вклад в обеспечение достижения национальных целей развития, заданных майским 2018 года указом президента России, а в июне правительство уверено, что стратегические цели ТЭК — содействие социально-экономическому развитию России и сохранение позиций на мировом рынке. При этом речь идет об одном и том же документе, хотя создается впечатление, что за два месяца, которые прошли от его одобрения до его утверждения ЭС-2035 кардинально изменила свое содержание. «Утешает» только то, что и в апреле, и в июне правительство предъявляет к ЭС-2035 одинаковые требования – министерство энергетики на основе ЭС-2035 обязано разработать генеральные схемы развития нефтяной и газовой отраслей, программу развития угольной отрасли и генеральную схему размещения объектов электроэнергетики. Стратегия не содержит детальной планировки, но дает основу для ее разработки, именно так выглядит иерархия стратегических документов. ЭС-2035 – документ настолько важный и долгожданный, что остановиться на получении информации о нем только за счет двух крайне противоречивых сообщений на официальных сайтах правительства и министерства энергетики нельзя.

На наш взгляд совершенно объективно, что для нашей страны нет ничего более фундаментального, чем энергетическая отрасль со всеми ее составляющими. Дело не только в том, что именно энергетика формирует существенную часть государственного бюджета и обеспечивает миллионы рабочих мест, играет ведущую роль в получении валютной выручки. Как бы ни выглядела наша политическая и экономическая системы, это не изменит географии и климата – мы живем в самой холодной стране планеты, без обеспечения самих себя электрической и тепловой энергией, энергетическими ресурсами, без надежного функционирования системы их транспортировки Россия просто физически не сможет существовать в виде единого государства. Без энергетики, работающей, как единый, хорошо отлаженный механизм, мы не можем даже мечтать о каких бы то ни было проектах развития ни в одной другой отрасли. Без дизельного топлива не работает комбайн, без холодильников, работающих за счет электроэнергии, нельзя сохранить продукты, поезда и корабли тоже требуют топлива, и даже многоуважаемые специалисты по роботизации, искусственному интеллекту и генной инженерии без 220 вольт в розетке, которая должна находиться в теплом и хорошо освещенном помещении останутся без работы. Все это, конечно, напоминает выступление «капитана Очевидность», но мы просто вынуждены постоянно напоминать об этом – реальность, меняющаяся с калейдоскопической скоростью, постоянно подкидывает новые и новые поводы для обсуждения, в этой суете мы не часто вспоминаем о фундаментальных аспектах жизни россиян и самой России.

Иерархия документов стратегического планирования

Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru уже обращался к вопросам системы стратегических документов развития России – концепций, доктрин и стратегий. Для того, чтобы стратегическое планирование развития России имело собственную логику разработки и принятия, 28 июня 2014 года был принят специальный закон № 172-ФЗ, который так и называется: федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». «Архитектура» выглядит вполне логично. Высший уровень стратегического планирования – документы стратегического планирования федерального уровня в рамках целеполагания; следующая ступень – документы стратегического планирования в рамках целеполагания по отраслевому и территориальному принципу. Для того, чтобы одолеть «территориально-отраслевой» этап, имеется своеобразный вспомогательный аппарат – документы стратегического планирования, разрабатываемые в рамках прогнозирования. Закон 172-ФЗ вполне конкретен, в нем к документам высшего уровня отнесены: ежегодное послание президента Федеральному собранию, стратегия социально-экономического развития, стратегия национальной безопасности и стратегия научно-технологического развития РФ. Но уже тут начинаются сложности, из-за которых разбираться с пакетом стратегических документов становится далеко не так просто, как хотелось бы.

Так, например, пункт в) статьи 11.3 сформулирован следующим образом:

«в) стратегия национальной безопасности РФ, а также основы государственной политики, доктрины и другие документы в сфере обеспечения национальной безопасности»

Стройность и логика становятся куда как менее заметны, поскольку нет конкретного перечня документов, нет даже признаков их иерархии – догадываться приходится едва ли не на уровне интуиции, ориентируясь только на названия тех или иных документов. Чем доктрина отличается от основ государственной политики, какой из этих документов иерархически более значим, какую часть стратегического планирования именуют «доктриной», почему используется именно это название, из закона 172-ФЗ выяснить невозможно. Впрочем, с этими хитросплетениями пусть разбираются юристы, нас же интересуют вещи достаточно утилитарные – найти возможность вычленить из всей этой совокупности документов стратегического планирования те, которые имеют непосредственное отношение к энергетической отрасли. Судя по всему, иерархия этих документов начинается со Стратегии национальной безопасности, которая конкретизирована в интересующем нас направлении Доктриной энергетической безопасности. На основании двух этих документов и должна быть разработана ЭС-2035, тем самым заняв третье место в этой иерархии постепенной детализации не только основополагающих целей, но и уже более конкретных, практических задач. При этом Энергетическая стратегия должна служить инструментом и для реализации целей, заданных стратегиями социально-экономического и научно-технического развития – в тех частях, которые затрагивают энергетическую отрасль.

Вероятнее всего, что алгоритм действий Министерства энергетики при разработке Энергетической стратегии выглядел следующим образом:

«Основные цели и задачи берем из Стратегии национальной безопасности и Доктрины энергетической безопасности. Вычленяем все, что нас касается, из стратегий социально-экономического и научно-технического развития – это тоже строго обязательно. Учитываем все, что касается энергетики, в стратегических прогнозах, особо пристальное внимание обращаем на стратегию пространственного развития России, поскольку развивать регионы без опоры на развитие энергетики невозможно. Тем более, что и планы развития энергетики без учета планов пространственного развития России тоже невозможно. Воссоединение Крыма с Россией – лучший из имеющихся примеров пространственного развития, но блэкаут энергетической системы Крыма со стороны Украины потребовал максимально быстрого создания энергомоста с материковой части России, зато стало возможным строительство новых электростанций на территории Крыма. Планируется освоение крупнейшего месторождения меди на Чукотке, что сделало необходимым введение в строй ПАТЭС «Академик Ломоносов», а теперь необходимо развитие электрических сетей на территории полуострова. Генеральные схемы развития нефтяной и газовой отраслей, генеральную схему размещения объектов электроэнергетики будем разрабатывать детально, с учетом документов стратегического планирования субъектов Российской Федерации. Ну, а поскольку стратегическое планирование развития субъектов с мая 2018 года определяются национальными целями и проектами, текст соответствующего указа президента при разработке Энергетической стратегии тоже строго обязателен».

Развитие России невозможно без развития энергетики. Развитие энергетики невозможно без развития России

Разумеется, этот «монолог в кавычках» — всего лишь наше предположение, попытка понять логику действий аналитиков министерства энергетики при разработке Энергетической стратегии, но мы очень надеемся, что не далеко ушли от истины. Энергетическая стратегия не может быть «вещью в себе», она является одним из инструментов обеспечения стратегической безопасности и достижения стратегических национальных целей, определяемых президентом России. Очевидно и обратное – без эффективного развития энергетической отрасли невозможны ни стратегическая безопасность, ни реализация национальных проектов на пути достижения национальных целей. А вот инструментом и одновременно фундаментом для выполнения стратегии социально-экономического развития России Энергетическая стратегия быть не может. Странно? Нет, ничего странного в этом нет – у России на сегодняшний день стратегии социально-экономического развития просто нет. Имеется «Прогноз социально-экономического развития РФ до 2036 года», разработанный министерством экономического развития, но это всего лишь прогнозирование, а не стратегия развития. О том, что из себя представляет этот удивительной силы документ, Геоэнергетика.ru писала достаточно подробно.

Но речь не о качестве работы Министерства экономического развития под руководством Максима Орешкина, а о том, что с момента утверждения в 2014 году федерального закона № 172-ФЗ «О стратегическом планировании» он не выполняется в полном объеме. Глава IV этого закона, «Документы, стратегического планирования, разрабатываемые в рамках целеполагания на федеральном уровне» содержит статью 16 – «Стратегия социально-экономического развития РФ», первый пункт которой гласит: «1. Стратегия социально-экономического развития РФ разрабатывается каждые шесть лет … федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики совместно с другими участниками стратегического планирования». Закон № 172-ФЗ принят 28 июня 2014 года, идет вторая пятилетка его действия, но его статья 16 как не выполнялась, так и не выполняется. Эту стратегию должно утверждать правительство, оно же отвечает за порядок его разработки и корректировки, причем этот порядок тоже четко формализован: 8 августа 2015 года правительство утвердило постановление № 283, «Правила разработки, корректировки, осуществления мониторинга и контроля реализации Стратегии социально-экономического развития РФ».

С бюрократической точки зрения все стройно: имеется федеральный закон, требующий от правительства каждые шесть лет разрабатывать и утверждать стратегию социально-экономического развития России, правительство собственным постановлением утвердило правила разработки этой стратегии. Подводит только реальность – этой стратегии как не было, так и нет, как, в соответствии с недобрыми бюрократическими традициями не было и нет, тех, кто понес бы ответственность за это. Такое, к сожалению, происходит нередко, и всякий раз мы задаем себе вопрос: неужели президент России не замечает подобного рода недочетов? Почему в данном случае Владимир Путин не настоял на том, чтобы правительство и Министерство экономического развития не выполнили свои обязанности?

Стратегия-2020 и указ Путина о национальных целях

Нам кажется, что ответ кроется в истории еще одного документа, о котором за давностью лет многие успели забыть. Формально в 2020 году заканчивает свое действие Концепция долгосрочного социально-экономического развития России от 2008 года, которую с легкой руки журналистов чаще называли Стратегией-2020. Разработана она была, как и положено, министерством экономического развития, утверждена правительством в ноябре 2008 года. На всякий случай напомним и основные вехи истории самого министерства экономического развития (МЭР) – на наш взгляд, это тоже имеет определенное значение, догадаться о котором можно по датам и именам руководителей этого ведомства. До президентских выборов 2000 года в структуре федеральных органов исполнительной власти такого министерства просто не было – все его функции выполняло Министерство экономики, через руководящее кресло которого друг за другом прошли такие замечательные, выдающиеся политики, как Егор Тимурович Гайдар, Александр Николаевич Шохин, Евгений Григорьевич Ясин, Яков Моисеевич Уринсон. 12 мая 2000 года указом президента России № 867 на базе министерства экономики было основано Министерство экономического развития и торговли, первым руководителем которого стал Герман Оскарович Греф, которого в 2007 году сменила Эльвира Сахипзадовна Набиуллина. 12 мая 2008 года новый президент России Дмитрий Медведев издал указ № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти», на основании которого вопросы торговли были переданы Министерству промышленности, именно с этой даты в структуре правительства России имеются МЭР и Министерство промышленности и торговли. Реформа МЭР не привела к смене ее руководительницы, госпожа Набиуллина возглавляла его до 21 мая 2012 года. Следовательно, Стратегия-2020 была разработана именно под ее руководством. Сразу же после того, как этот документ был утвержден правительством, стало очевидно, что реализовать ее невозможно, поскольку начался мировой экономический кризис.

Эльвира Набиуллина и Герман Греф

В декабре 2009 года ректоры Высшей Школы Экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов и Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХГС) Владимир Мау направили в адрес премьер-министра Путина письмо, в котором предложили совершенно новый подход к организации экспертной работы для подготовки к новому этапу социально-экономического развития России до 2020 года, к разработке стратегии на этот период. Предлагалось привлекать к работе экспертов, представлявших различные позиции, руководителей субъектов РФ, представителей ведущих бизнес-структур, руководителей СМИ и лидеров профессиональных сообществ. Предлагалось строить программу не по отраслевым, а по взаимосвязанным проблемным блокам, каждый из которых будет представлять собой проект достижения определенной цели, подготовку «дорожной карты», скоординированной с «дорожными картами» других блоков по содержанию, ресурсам и срокам. Не видите ничего знакомого в последнем предложении? Тогда посмотрите хотя бы наискосок на текст майского 2018 года указа президента России о национальных целях и проектах. Господа Мау и Кузьминов в 2009 году предложили не самую плохую методологию, причин отказываться от нее никаких нет.

Вот только после того, как Владимир Путин ответил согласием на письмо двух ректоров, началось нечто, что мы, не страдая политкорректностью, предлагаем называть «организационной вакханалией». Для большей открытости был создан сайт 2020strategy.ru, на котором публиковались промежуточные итоги работы рабочих групп, которых было создано 21 штука. Тем, кому эта ушедшая в прошлое история кажется интересной, подсказываем – сайт по-прежнему в рабочем состоянии, на нем можно найти любые подробности. Несколько сотен заседаний, обсуждений и дискуссий, широкое освещение в СМИ, участие более сотни зарубежных экспертов, в числе которых были бывший вице-президент МВФ, профессора университета Беркли и Graduate Institute Женевы, проводились социальные опросы. Промежуточный доклад объемом около 600 страниц был передан в правительство, министерства и ведомства его доработали, и в декабре 2011 года эта творческая деятельность была успешно завершена.

Стратегия-2020 была опубликована в марте 2012 года под названием «Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии России Стратегия-2020: Новая модель роста – новая социальная политика».

Да, название занимает две строчки – так ведь и объем доклада составляет 864 страницы! Реакция премьер-министра Владимира Путина, который в марте 2012 принял решение о своем участии в предстоявших президентских выборах, была, как нам кажется, совершенно естественной: этот «талмуд» никогда не был утвержден ни правительством, ни президентом. 864 страницы могут быть наполнены самыми замечательными идеями, но всерьез представить, что этот двух-трех томный труд можно использовать в качестве документа стратегического планирования, могут люди только с очень нетривиальным мышлением. Это, конечно, наше частное мнение, но если на качественное изучение стратегии развития на 8-летний период нужно потратить 2-3 года, то такая стратегия является мертворожденной изначально. То, что Владимир Путин после вот такого опыта не настаивает на разработке нового варианта стратегии социально-экономического развития не верно с бюрократической точки зрения, но по-человечески, в общем-то, понятно. Стратегия развития, часть которой одна из двух десятков рабочих групп обсуждала на встрече с Владимиром Жириновским – это, конечно, очень увлекательно для освещения в СМИ, но пусть уж лучше это будет и дальше оставаться пиар-акцией продвижения литературного труда, которому мы искренне желаем больших тиражей и хороших продаж.

Нам остается только напомнить, что текст указа президента «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года» от 7 мая 2018 года занимает 18 страниц. Эксперты Совета Безопасности России, готовившие его, сумели «сжать» Стратегию-2020 ровно в 42 раза, мы с вами понимаем содержание этого документа, видим логику его построения, и это намного ценнее, чем строгое следование букве закона 172-ФЗ. Теория – дело хорошее, но любая теория проверяется практикой, реальностью, потому предлагаем констатировать: к документам стратегического планирования в рамках целеполагания федерального уровня относятся послания президента Федеральному собранию, Указ президента №204 от 7 мая 2018 года, Стратегия национальной безопасности, Стратегия научно-технического развития России и шесть доктрин (в хронологической последовательности по датам их утверждения – климатическая, военная, морская, информационной безопасности, энергетической безопасности, продовольственной безопасности).

«Эстонский» темп работы оказался выигрышным

Энергетическая стратегия России на период до 2035 года относится к документам стратегического планирования второго уровня в иерархическом «табеле о рангах» — это документ стратегического планирования в рамках целеполагания по отраслевому принципу. Если подходить к разработке ЭС-2035 все с той же бюрократической точки зрения, то этот документ вообще не требовался – в России до 9 июня 2020 года действующей считалась Энергетическая стратегия на период до 2030 года. Вот только разработана и утверждена ЭС-2030 была более 10 лет тому назад, в 2009 году. Попробуйте сравнить условия, в которых развивалась энергетическая отрасль в 2009 году и с тем, что происходило и происходит вокруг России и нашего топливно-энергетического комплекса после 2014 года. Правительство России все минувшие с «Крымской весны» годы пыталось развивать энергетику, исходя из планов 2009 года, составленных до арабской весны, событий в Ливии и в Сирии, до антиправительственного переворота на Украине, до принятия в Евросоюзе Третьего энергопакета и директивы о ВИЭ, до начала западных дискриминационных мер против России, до взлета цен на нефть и газ и их последующего падения, до катастрофы на японской АЭС «Фукусима Дайичи», до разработки и подписания соглашения ОПЕК+. Здесь должны бы последовать несколько фраз о нашем глубоком уважении к управленческим талантам Дмитрия Алексеевича Медведева и Александра Валентиновича Новака, но мы их пропустим. Таких слов и без нас было сказано множество – о том, что России требуется новая энергетическая стратегия, говорили эксперты, политики, представители крупных энергокомпаний и даже, как ни удивительно, сам министр энергетики. Все замечания, пожелания, критика в адрес как Министерства энергетики, так и его главы были, казалось бы, совершенно справедливы – реагировать на происходившие на планете стремительные и порой радикальные изменения можно и нужно было быстрее. Но именно «казалось бы», на самом деле ситуация выглядит несколько иначе.

Александр Новак, министр энергетики РФ

Разумеется, мы не пытаемся оправдать команду Дмитрия Медведева или обелить персонально Александра Новака – мы предлагаем опираться на логику и, прежде всего, помнить о том, что Энергетическая стратегия не является стратегическим документом высшего уровня. ЭС-2035 не могла быть одобрена раньше, чем апрель 2020 года, как бы парадоксально ни звучало это утверждение. Мы снова просим вспомнить о сущности энергетической отрасли для России – без развития энергетики мы не можем вести речь ни о какой бы то ни было национальной безопасности, ни о каких бы то ни было проектах развития. Если государство оказывается не в состоянии обеспечить, гарантировать незыблемое право каждого гражданина России на киловатт*час – у государства автоматически исчезает возможность реализации любых стратегий, доктрин, программ и любых других обязательств, как внутренних, так и международных. Не работает без топлива военная техника, без электроэнергии не работает оборудование продовольственных складов, девять месяцев в году без энергии лязгает зубами вся наша Арктика, и даже космические корабли не бороздят просторы Вселенной, балерина в Большом театре не крутит фуэте, поскольку в зале темно и холодно, да и зрители по квартирам греются у буржуек, косяком и с косяками тянется на юг творческая интеллигенция. Но, как гласит третий закон Ньютона, сила действия равно противодействию – энергетика не может развиваться сама по себе: не будем мы строить атомную электростанцию на плато Путорана и тянуть магистральный нефтепровод к сопке Ключевской.

Представим, что ЭС-2035 была бы разработана, скажем, в начале 2015 года, то есть сразу после того, как Штаты и дисциплинированно подхрюкивающий им Евросоюз ввели санкции против России, в числе которых немалую часть занимали санкции именно против нашего ТЭК. Предполагаем, что немедленно после одобрения новой Энергетической стратегии Министерство энергетики начало бы переход на следующий уровень стратегического планирования, уже «внутриведомственный» — взялось бы за разработку генеральных схем развития газовой и нефтяной отраслей, размещения объектов электроэнергетики и программы угольной отрасли.

Однако 31 декабря 2015 года указом президента была утверждена Стратегия национальной безопасности России. Вот только несколько цитат как доказательство того, что СНБ имеет непосредственное отношение к энергетической отрасли. Глава IV, «Обеспечение национальной безопасности», подраздел «Государственная и общественная безопасность», пункт 47:

«В целях государственной и общественной безопасности … укрепляется режим безопасного функционирования, повышается уровень антитеррористической защищенности организаций … химического и топливно-энергетического комплексов страны, объектов жизнеобеспечения населения, транспортной инфраструктуры…»

В той же главе, подраздел «Экономический рост», пункт 60:

«Одним из главных направлений обеспечения национальной безопасности в области экономики является повышение уровня энергетической безопасности»

И далее полторы страницы текста посвящены именно энергетике и ТЭК. Стратегия национальной безопасности (СНБ) – документ верхней ступени в иерархии стратегического планирования, энергетическая стратегия должна обеспечивать реализацию СНБ. Следовательно, в этом случае уже с 1 января 2016 года, забыв о праздниках Министерство энергетики вынуждено было приступить к корректировке ЭС-2035 и «ведомственного» пакета генеральных схем и программ. Пересмотрели, исправили, дополнили, утвердили. 1 декабря 2016 года указом президента № 642 была утверждена Стратегия научно-технического развития. Для краткости обойдемся без цитирования, в этой стратегии тоже достаточно того, что имеет прямое отношение к работе ТЭК. Значит, и в этот раз министру и всему штату экспертов Минэнерго пришлось бы забыть о новогодних хлопушках и Деде Морозе – они были бы вынуждены снова заниматься корректировкой и исправлениями ЭС-2035. 7 мая 2018 года последовал указ президента № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития», который, как мы выяснили, фактически является стратегией социально-экономического развития России. Следствие – новая порция изменений в ЭС-2035, эксперты Министерства энергетики на всякий случай начинают переквалифицироваться в грузчиков и землепашцев, Александр Новак теряет в весе и седеет у нас на глазах. 13 мая 2019 года — утверждение Доктрины энергетической безопасности, и вот уже остававшиеся до той поры на своих рабочих местах эксперты Минэнерго пешком уходят куда-то на Камчатку собирать морошку, на подходе к Уральскому хребту узнавая новость о том, что 21 января 2020 была утверждена Доктрина продовольственной безопасности, под которую в ЭС-2035 необходимы дополнительные изменения, в связи с чем министр энергетики просит зачислить его в штат ЖЭКа №7 города Урюпинска старшим помощником младшего дворника с условием возможности смены фамилии. Что бы стал менять господин Новак, узнав о «пандемическом» кризисе на мировом рынке нефти, можно только предполагать. В реальности же вместо всех этих ужасов мы видим утвержденную ЭС-2035 и возможность для Министерства энергетики разрабатывать генеральные схемы развития отдельных отраслей к тем срокам, когда очертания «посткарантинной» энергетики, будем на это надеяться, начнут становиться менее зыбкими, чем в настоящее время.

Владимир Путин, президент Российской Федерации

Можно ли считать все, происходившее вокруг разработки и принятия чем-то совершенно нормальным, частью очередного «хитрого плана Путина»? Нам кажется, что скорее «нет», чем «да» — реагировать на стремительно меняющуюся обстановку в мире и вокруг России можно было бы куда оперативнее. Медленно, с огромным трудом и явным сопротивлением к правительственным кругам России приходит понимание, что прошлогодняя фраза Владимира Путина «Либеральная идеология изжила себя» была сказана не столько для внешних слушателей, а для того, чтобы ее услышали и поняли все те, кто стоит у руля России. Понимание приходит, но медленно, с трудом и пока еще явно не ко всем – понимание того, что государственное планирование и целеполагание возможны отнюдь не только при социализме, а в условиях новой «холодной войны», у России других возможностей для своего развития не остается.

Энергетическая стратегия как часть государственного планирования

Безусловно, новостные сообщения на сайтах Правительства и Министерства энергетики России, которые были процитированы в начале статьи, звучат красиво – газификация Восточной Сибири и Дальнего Востока, наращивание производства СПГ, рост экспорта. Но поскольку сообщения на сайтах разных ведомств – разные, остается использовать старинный, годами проверенный метод – обратиться к первоисточнику.

«ЭС-2035 разработана в соответствии федерального закона 172-ФЗ «О стратегическом планировании» от 28 июня 2014 года и Правилами разработки отраслевых документов стратегического планирования, утвержденных постановлением правительства № 1162 от 29 октября 2015 года.

ЭС-2035 обеспечивает реализацию в сфере энергетики положений:

    • указа президента № 204 от 7 мая 2018 года «О национальных целях и задачах на период 2024 года»;
    • Стратегии национальной безопасности России;
    • Стратегии научно-технического развития России;
    • Доктрины энергетической безопасности России;
    • Стратегии пространственного развития России на период до 2025 года».

Указанные четыре документа стратегического целеполагания федерального уровня охватывают круг задач, который не просто шире того, что было перечислено в сообщениях на сайтах Правительства и Министерства – этот круг шире на порядки. Именно это и делает документ, утвержденный постановлением правительства стратегией, определяющей направление развития энергетики России на ближайшую пятилетку. Впереди у министерства энергетики – разработка ведомственных программных документов, и остается надеяться, что эксперты этого ведомства сумеют справиться с этой работой в ближайшее время. База для этого есть, и это не только перечисленные документы стратегического целеполагания федерального уровня – правительство России успело разработать и утвердить целый ряд прогнозов развития России по отдельным направлениям. Конечно, то, как именно будут выглядеть генеральные схемы развития газовой и нефтяной отраслей, программа развития угольной отрасли и генеральная схема размещения объектов электрогенерации, сейчас предсказать сложно, а невероятная волатильность ситуации во всей мировой энергетике, сложившаяся с апреля 2020 года, делает подобного рода и вовсе бессмысленными.

Однако это нисколько не мешает постараться проанализировать саму Энергетическую стратегию – спокойно, с чувством, с толком и с расстановкой. По-другому, впрочем, и не получится, поскольку действует еще одна особенность, характерная для документов стратегического планирования, разрабатываемых разными органами нашей исполнительной власти. Доктрина энергетической безопасности, которую разрабатывали в Совете Безопасности, занимает 18 страниц, стратегия пространственного развития, разработанная экспертами МЭРа – это 116 страниц. Стратегия научно-технологического развития России, разработана Советом безопасности – 25 страниц. Прогноз научно-технологического развития России, разработан министерством образования и науки – 72 страницы. Указ №204 «О национальных целях и стратегических задачах», Совет Безопасности – 19 страниц. Прогноз социально-экономического развития, МЭР – 47 страниц.

Закономерность вполне очевидна, поэтому удивляться тому, что ЭС-2035, разработанная Министерством энергетики, изложена на 86 страницах не приходится. И, конечно, нельзя не отметить чудесный, захватывающий стиль этого документа. «Энергетическая стратегия Российской Федерации на период до 2035 года является межотраслевой стратегией для совокупности отраслей и сфер государственного управления в сфере энергетики». Совсем недавно мы в очередной раз отметили День русского языка – прекрасный праздник, и нам искренне жаль, что о нем так мало известно в Министерстве энергетики:

«Нижняя граница Энергетической стратегии гарантирует выполнение требований энергетической безопасности, определенных Доктриной энергетической безопасности», «эффективное обеспечение потребностей социально-экономического развития означает эффективное удовлетворение внутреннего спроса, в том числе формируемого в рамках реализации национальных программ и проектов, и основывается на балансе, с одной стороны, доступности и полезности для потребителя энергетической продукции или услуг, а с другой — эффективности производства указанной продукции или услуг»

Вероятнее всего, вот такое изложение документов нужно считать профессиональным слэнгом специалистов системы государственного управления, а мы просто попробуем проанализировать ЭС-2035 в традиционном для Аналитического онлайн-журнала Геоэнергетика.ru режиме – так, чтобы изложенное в ней было понятно всем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.