Аналитический онлайн-журнал

В настоящее время ВИЭ без господдержки не могут существовать ни в одной стране мира
, / 425

В настоящее время ВИЭ без господдержки не могут существовать ни в одной стране мира

SHARE

Развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в России получило хорошее стартовое ускорение в рамках программы по вводу ветровых, солнечных электростанций, а также малых ГЭС (ДПМ ВИЭ), но дальнейшее развитие за счет увеличения нагрузки на оптовый рынок электроэнергии может стать уже не столько поддерживающим, сколько сдерживающим развитие ВИЭ фактором.

В начале 2021 года снова возникла дискуссия по вопросу будущего программы поддержки ВИЭ в части необходимой суммы поддержки программы. Минэнерго России после мнения Минэкономразвития о необходимости снижения программы в два раза, предложило уменьшить сумму поддержки отрасли с 437 млрд рублей до 306 млрд рублей до 2035 года. Минпромторг предлагал сохранить объемы программы для дальнейшего развития кластера ВИЭ в стране, напомнил первый заместитель председатель комитета по энергетике Госдумы Сергей Есяков.

«Какой-то уровень поддержки безусловно нужен, но сегодня для отрасли ВИЭ более важно развитие рыночных инструментов и конкуренции. Сегодня возможно сокращение на 30% и на 50% программы поддержки ДПМ ВИЭ, однако ни одно из этих решений не может быть принято без сопутствующих компенсационных для рынка и его участников механизмов», — считает Есяков.

На первом этапе программы развития ВИЭ-генерации в России до 2024 года государственная поддержка была необходима, уточнили в ассоциации «НП Совет рынка». «Однако итогом второго этапа до 2035 года должно стать встраивание ВИЭ-генерации в рыночные условия и достижение ими конкурентоспособности ВИЭ на внешних и внутренних рынках и в конечном итоге исключение необходимости дальнейшей поддержки, ведь технологии ВИЭ постоянно совершенствуются и дешевеют», — сообщили ТАСС в ассоциации.

В российскую ветроэнергетику в результате реализации программы поддержки ВИЭ в качестве технологических партнеров энергетических компаний пришли, в том числе, Vestas, Siemens Gamesa и Lagerwey (входит в состав Enercon) — их совокупная доля мирового рынка ветроустановок составляет около 40%. Также стали развивать проекты в области ВИЭ и российские компании.

Объем программы поддержки ВИЭ

Развитие ВИЭ уже получило весомую поддержку в виде повышенных платежей за электроэнергию вплоть до 2040 года, этих мер и средств в размере около 2 трлн рублей было вполне достаточно для становления отрасли. Кроме этого, стоит учесть, что к 2030 году ожидается, что цена возобновляемой энергии сравняется с традиционными источниками и никакой дополнительной поддержки уже не понадобится, считает заместитель директора ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Валерий Дзюбенко.

По расчетам Vygon Consulting, в 2020 году цена электроэнергии новых солнечных электростанций в среднем составила 9,5 рубля за кВт⋅ч, ветряных — 6,3 рубля за кВт⋅ч, АЭС — 5,1 рубля за кВт⋅ч. К 2030 году цена электроэнергии ветряных электростанций снизится до 5,2 рубля за кВт⋅ч, солнечных — до 7,5 рубля за кВт⋅ч, что делает ее дешевле энергии, произведенной на АЭС и современных парогазовых установках.

Руководитель спецпроектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов отмечает, что расходы на поддержку «зеленой» энергетики переносятся на всех потребителей электроэнергии в стране.

«Оценивая объемы средств, направляемых в развитие «зеленой» энергетики, важно учитывать не только прямые затраты от такой поддержки, но и совокупные потери для экономики», — сказал ТАСС Перов.

Заместитель генерального директора Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Александр Григорьев также напомнил, что поддержка развития ВИЭ в стране осуществляется за счет потребителей электроэнергии, которые вынуждены оплачивать проекты ВИЭ за счет договоров на поставку мощности (ДПМ), обязательных для всех участников оптового рынка электроэнергии.

«Разумеется, это совершенно нерыночная мера, она искажает ценовые сигналы, вносит весомый вклад в рост тарифно-ценовой нагрузки на конечных потребителей», — сказал ТАСС Григорьев.

Система поддержки рынка ВИЭ в рамках программы ДПМ была успешной с точки зрения максимального ускорения темпов ввода новых объектов. Однако в отличие от европейских стран доля ВИЭ, в первую очередь солнечных и ветряных электростанций, в структуре производства электроэнергии и установленной мощности ЕЭС России остается невысокой, подсчитали в АКРА. Доля ВИЭ составляет около 1%.

Продление программы поддержки ВИЭ

В настоящее время ВИЭ без господдержки не могут существовать ни в одной стране мира, рассказал член экспертного совета Института развития технологий ТЭК Дмитрий Коптев.

«Ряд крупных ветровых проектов в Европе, в частности в Дании и Великобритании, смогли в прошлом году выйти на так называемую отрицательную субсидию, то есть гарантированная стоимость электроэнергии для них превышает цены оптового рынка и они начали возвращать государству вложенные средства. Но пока это буквально единичные случаи. Поэтому если мы хотим действительно развивать это направление, поддержка необходима», — сказал Коптев.

За последние несколько лет Россия демонстрирует высокие темпы ввода новых мощностей на ВИЭ — в разных регионах страны почти каждый месяц вводятся в эксплуатацию новые ветропарки и солнечные электростанции, отметил руководитель направления «Электроэнергетика» центра энергетики Московской школы управления Сколково Алексей Хохлов.

«Выжить и успешно развиваться без государственной поддержки молодая отрасль ВИЭ-генерации пока еще не готова. Участники этого сектора пытаются начать диалог про дополнительные варианты стимулирования развития ВИЭ», — пояснил Хохлов.

Возможное сокращение объема поддержки ВИЭ в рамках второй части программы ДПМ может привести к уменьшению потенциальных инвестиций в сектор на 150-180 млрд рублей и к замедлению развития отрасли, считают в АКРА.

«Зеленые» сертификаты, водород и направления развития ВИЭ

Эксперты предлагают и другие варианты поддержки развития ВИЭ в России. Например, ассоциация «Совет рынка» последние несколько лет призывает внедрять меры поддержки ВИЭ через субсидирование процентных ставок по кредитам и предоставление налоговых льгот, а также внедрение «зеленых» сертификатов.

«Внедрение системы «зеленых» сертификатов — это тоже своего рода поддержка, ведь если маркированная электроэнергия имеет особый спрос и потребители готовы платить за нее премию к рынку, то, конечно, такие инструменты для поддержки ВИЭ должны внедряться. Есть еще зоны децентрализованного энергоснабжения, где во многих случаях ВИЭ уже имеют экономическую эффективность», — пояснили в ассоциации.

Дзюбенко отмечает, что развивать ВИЭ целесообразно через инструменты поддержки промышленного производства, субсидирования кредитных ставок, налогового стимулирования, более активного развития ВИЭ в удаленных и изолированных территориях, а также на розничном рынке электроэнергии. По мнению АКРА, минимизировать негативный эффект от сокращения поддержки можно с помощью рефинансирования кредитов, выданных в ходе реализации первой программы ДПМ, с помощью эмиссии облигаций проектного финансирования и секьюритизации.

Руководитель спецпроектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов считает, что в случае отсутствия государственной поддержки перспективы ВИЭ оказываются «весьма туманными».

«Развитие будет ограничено лишь какими-то узкими нишами. В частности, это обеспечение энергией энергопотребителей в удаленных местностях, где использование традиционного топлива связано с высокими затратами на его транспортировку», — отметил он.

Заместитель гендиректора ИПЕМ отмечает, что развитие ВИЭ может быть оправдано там, где издержки на строительство сетей и их дальнейшее поддержание превышают аналогичные показатели для генерирующих мощностей на возобновляемых источниках. Например, это могут быть удаленные населенные пункты на Крайнем Севере.

Коптев также отметил, что развитие ВИЭ в России может быть оправдано с точки зрения получения «зеленого водорода».

«Европа будет готова принимать только «зеленый» водород, произведенный с использованием ВИЭ, их строительство может быть оправданно еще и с этой точки зрения. Например, всю мощность Кольской ВЭС в Мурманской области планируется направлять именно на производство «зеленого водорода», которое должно начаться в 2024 году», — сказал он.

Также очень вероятно, что в ближайшее время «зеленый» сертификат будут требовать от всех производителей, которые пытаются что-то продать в Европу, и контракт с ветровой или солнечной станцией будет очень кстати, отметил эксперт.

Перспективы развития ВИЭ в России

В России к 2024 году может появится около 6 ГВт мощностей солнечной и ветровой генерации, несмотря на все текущие задержки и отставания от плановых сроков, в том числе из-за пандемии, отметил Хохлов. С учетом того, что платежи за построенные в этот период проекты продлятся до 2050 года, объем финансирования второй волны программы превысит 700 млрд рублей, можно предположить, что с учетом продолжающегося снижения стоимости кВт⋅ч, производимого с помощью ВИЭ, за эти деньги удастся построить еще 5-7 ГВт мощностей, подсчитал эксперт. Например, группа «Россети» рассчитывает до 2024 года технологическое присоединение 3,8 ГВт новых мощностей солнечных и ветроэлектростанций.

Хохлов уточняет, что, помимо крупных электростанций и гибридных электростанций на удаленных территориях, возможно развитие сегмента солнечных панелей, которые могут устанавливаться на крыши домов населением и малым бизнесом.

«Потенциал микрогенерации довольно высок — 4-5 ГВт установленной мощности солнечных панелей», — отметил Хохлов.

Наличие или отсутствие мер поддержки, конечно же, может ускорить или замедлить рост доли ВИЭ в энергобалансе, но в дальнейшем главным фактором развития ВИЭ будет спрос со стороны потребителей, отметили в «Совете рынка».

Источник: ТАСС

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.